Награды Великой Отечественной



Военно-исторические и архивные исследования




Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · Подписки
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум «Награды Великой Отечественной» » Военно-исторические исследования » 1941 год » Оборона Севастополя - Балаклавское направление
Оборона Севастополя - Балаклавское направление
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 21:06 | Сообщение # 1
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline



Павел Алексеевич Пендак родился 4 октября 1919 года в селе Софиевка Каховского района Херсонской области. В 1935 году, окончив семилетнюю школу, поступил в сельскохозяйственный техникум города Каховка, однако проучился всего год. В 1938 году окончил 6-ти месячные курсы счетоводов. В октябре 1939 года был призван на срочную службу в пограничные войска Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР и направлен на учебу в 1-ю морскую пограничную школу младшего начсостава в Балаклавe, небольшом городке неподалеку от Севастополя.

После окончания морпограншколы в марте 1941 года, старшина 1-й статьи Пендак был оставлен в школе на должности старшего писаря - по видимому, сказалось бухгалтерское образование.

Прикрепления: 3897811.jpg(136.0 Kb) · 4027427.jpg(185.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:04 | Сообщение # 2
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Из истории морской пограничной охраны и 1-й морской пограничной школы.

На протяжении длительного периода (1925 - 1932 гг.) комплектование морской пограничной охраны корабельными специалистами осуществлялось исключительно Революционным военным советом (РВС СССР) - высшим органом управления и политического руководства Рабоче-крестьянской Красной армией (РККА). Весь низовой начальствующий состав и младшие специалисты готовились в школах и учебных отрядах флота РККА. По окончании обучения они по разнарядке Объединенного Государственного политического Управления (ОГПУ) распределялись на суда частей и подразделений морской погранохраны. Увеличение численности корабельного состава флота РККА, образование Северного и Тихоокеанского флотов привело к росту собственных потребностей флота в личном составе. В связи с этим с 1932 г. в системе комплектования личным составом морских пограничных частей НКВД из учебных подразделений флота начались сбои.

С целью ликвидации образовавшегося и постоянно увеличивающегося недостатка специалистов, НКВД начал формирование собственной системы подготовки специалистов для морпогранохраны. Приказом НКВД СССР от 29 марта 1935 г. были учреждены четыре морские пограничные школы (МПШ) для подготовки специалистов и младшего начальствующего состава - старшин групп и командиров отделений.  1-я МПШ - в Балаклаве готовила комендоров; 2-я МПШ - в Одессе занималась подготовкой рулевых; 3-я МПШ – в Ленинграде обучала рулевых-сигнальщиков; 4-я МПШ - во Владивостоке специализировалась на подготовке рулевых-сигнальщиков, радиотелеграфистов, связистов-проволочников, мастеровых и коков.

Во исполнение  решения об учреждении морских пограничных школ, приказом НКВД УССР № 336 от 13 апреля 1935 г., при 27-м Крымском морском пограничном отряде была сформирована 1-я морская пограничная школа с годичным сроком обучения. Программа обучения включала изучение уставов, строевой, тактической подготовки, артиллерийского и морского дела. Особое внимание уделялось физической подготовке - гимнастике, тяжелой атлетике, гиревому спорту, гребле и парусным гонкам.

Штатным расписанием в школе предусматривался учебный дивизион, что позволяло давать курсантам необходимые практические навыки. Учебный дивизион 1-й МПШ имел в своем составе учебный корабль «Комендор», 2 катера типа ПК, 3 малых катера, около десяти разных шлюпок.

В 1938 году школе вручили Почётное знамя от Президиума Верховного Совета СССР. Репутация воспитанников школы была безупречной, преподаватели отличались опытом и высокими знаниями.

В сентябре 1940 года школу возглавил майор Писарихин Иван Гаврилович. Всегда подтянутый, спокойный, не любивший излишнего усердия в субординации, но, тем не менее, требовательный и настойчивый в вопросах дисциплины и учебного процесса, он сразу завевал авторитет у курсантов и подчиненных, легко освоил специфику нового для него дела.

Всего с мая 1935 по июнь 1941 года школу окончили две с половиной тысячи специалистов, которые с честью несли трудную службу в частях морской пограничной охраны страны.

Моряки морской пограничной охраны НКВД







Прикрепления: 7013235.jpg(80.9 Kb) · 7204480.jpg(137.0 Kb) · 5088963.jpg(192.3 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:12 | Сообщение # 3
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В первые дни войны

19 июня 1941 года закончились широкомасштабные учения Черноморского флота, проходившие в обстановке, максимально приближенной к боевой. В них принимали участие и пограничные корабли, в том и 1-й морской пограничной школы.

Во втором часу ночи 22 июня в балаклавском гарнизоне бала объявлена боевая тревога. По палубам "охотников" и тральщиков забегали матросы, на ходу перебрасываясь тревожными репликами: "Что это?". Кто-то успокоил - продолжение учений.

Город погрузился во тьму, затаился в ожидании неведомой опасности. В 3:15 в небе послышался тяжелый гул самолетов. Вспыхнули в темном куполе поднебесья голубые лучи прожекторов. До Балаклавы донеслись глухие залпы зенитных батарей, прикрывавших главную базу Черноморского флота. Воздух прочертили разноцветные пунктиры трассирующих пуль.

Пограничные корабли, находившиеся в Балаклавской бухте, получили приказ - со швартовых и якоря сниматься. В пять утра, на подходе к Севастополю, сигнальщики обнаружили в разрывах облаков вражеский “дорнье”. Корабли открыли дружный огонь. Самолет задымился… Так вступили в войну Черноморские моряки-пограничники.

Хотя в целом ряде источников указано, что 1-я морская пограничная школа перешла в подчинение Черноморского флота 22 июня 1941 года, архивные документы это не подтверждают.

Приказом Управления пограничных войск Черноморского округа № 258/28 от 13 июля 1941 года школа была переименована в Балаклавскую школу младшего начсостава сторожевых катеров Черноморского флота (ЧФ). Т.е. в июле, школа все еще оставаясь в составе погранвойск НКВД, начала готовить кадры для флота и, очевидно как и все пограничные морские части, перешла в оперативное подчинение ЧФ и была включена в состав Учебного отряда ЧФ. И только в сентябре состоялась официальная передача школы в состав ЧФ. 23 сентября 1941 года народными комиссарами НКВД СССР и НКВМФ СССР был подписан приказ № 00346/001403 «О приеме-передаче из НКВД в НКВМФ морских частей и подразделений пограничных войск». Во исполнение вышеуказанного приказа в состав Военно-Морского Флота были переданы различные морские части и подразделения. В том числе, в состав Черноморского флота, была передана и 1-я Морская пограничная школа младшего начсостава ПВ НКВД (458 человек). Приказ подписали и.о. начальника Пограничных войск НКВД СССР генерал-майор Яценко и начальник 2-го Управления ГМШ ВМФ СССР капитан 1 ранга Бабин.

После перевода в состав Учебного отряда ЧФ, на школу была возложена задача готовить младших командиров и специалистов для береговой противовоздушной обороны флота. Для организации учебы по этому профилю школа была доукомплектована офицерами и старшинами - специалистами ПВО.

Из воспоминаний начальника школы Иван Гавриловича Писарихина:

«… В самые первые дни войны, наша школа стала готовиться к встрече с врагом. Мы отремонтировали восемь 45-мм морских учебных пушек и выставили их в районе Балаклава-Кадыковка. При налетах фашистской авиации на Балаклаву, зенитная батарея вела мощный огонь трассирующими снарядами. Вокруг вражеских самолетов создавалось светящееся море и нервы фашистских летчиков не выдерживали такого "нестандартного" огня и самолеты сворачивали в сторону моря...»

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К



В июле 1941 года в школу пришли на обучение около 2500 человек мобилизованных из запаса и молодых призывников. С этим набором курсантов в течение шести недель шли занятия по программе рядового бойца, затем личный состав, отобранный для дальнейшей подготовки в качестве специалистов ПВО, был сведен в пять учебных рот, а остальные направлены в сухопутные части береговой обороны.

В августе 1941 г. школе была поставлена задача сформировать батальон морской пехоты, для чего было получено пополнение в количестве еще 250 человек, в числе которых были офицеры и младшие командиры, предназначенные на командные должности батальона, а также старослужащие красноармейцы и краснофлотцы для усиления молодых моряков. Командиром батальона был назначен начальник продснабжения школы капитан Бондарь, военкомом   старший политрук Кондрашев. Некомплект личного состава до полного штата был пополнен из числа курсантов учебных рот. Теперь школа вела подготовку по двум направлениям: курсантов  - как специалистов ПВО и бойцов батальона - для морской пехоты.

Одновременно с учебным процессом школа и батальон занимались строительством оборонительного рубежа в районе населенных пунктов Новые и Старые Шули, Нижний и Верхний Чоргунь, а также в Кадыковке и других местах.

До начала окружения Севастополя в июле-сентябре школа неоднократно выделяла команды, всего более 500 человек, в формируемые флотом части морской пехоты, направлявшиеся в Одессу, Ростов, под Москву. Обычно в такие команды включалось 30 % постоянного и переменного состава школы и 70 % прибывшего пополнения. С командами и подразделениями, которые были отправлены на фронт, из школы выбыли все кадровые командиры рот и взводов.
Прикрепления: 2234720.jpg(185.4 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:15 | Сообщение # 4
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Оборона Одессы. Учебный артиллерийский корабль «Комендор»

В начале августа 1941 года, после первых и довольно успешных оборонительных боёв на границе, войска Южного фронта начали отступление на восток, опасаясь окружения из-за поражения войск Юго-Западного фронта.

Приморской армии, сформированной из частей Приморской группы войск, был дан приказ оборонять Одессу до последней возможности. 5 августа начались бои за город. 8 августа было объявлено об осадном положении Одессы. До 10 августа войска Приморской армии вели бои на дальних подступах к Одессе, а затем отошли на передовой рубеж обороны города. 13 августа немецкие войска вышли к Чёрному морю восточнее Одессы и полностью блокировали Одессу с суши, окончательно отрезав её от войск Южного фронта. 19 августа 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования создала Одесский оборонительный район, подчинённый военному совету Черноморского флота. Таким образом, задача обороны Одессы возлагалась на Черноморский флот.



5 августа 1941 года, в день когда началась битва за Одессу, старшина 1-й статьи Пендак был назначен старшиной группы комендоров сторожевого катера «Комендор», бывшего учебно-артиллерийского корабля Балаклавской морпограншколы, на котором он совсем еще недавно осваивал артиллерийскоe делo.

Как и остальные корабли и катера пограничных войск Черноморского округа, «Комендор» был в начале войны передан  в состав Черноморского флота. Построенный в 1940 году на судоремонтном заводе имени Марти в Одессе, он был лёгким (деревянный корпус), но мощным, быстроходным и маневренным кораблем. Так как корабль преданазначался для подготовки комендоров, соответственно и вооружение имел сильное - два 75-мм орудия, четыре 45-мм полуавтоматические пушки и две зенитные установки, представлявшие собой спаренные крупнокалиберные пулеметы "Виккерс". Кроме того, был оснащен  новейшим, в основном импортным, радиотехническим  и навигационным  оборудованием, в том числе электрическим лагом, гирокомпасом и эхолотом.

Командовал «Комендором» опытнейший моряк капитан-лейтенант Магалов Николай Самсонович. Матросскую биографию Магалов начал в 10 лет, устроившись еще до революции юнгой на промысловое судно. В органы ОГПУ пришел в 1926 году, спустя три с половиной года начал морскую пограничную службу на Камчатке. Долгое время Магалов командовал катером «Кит», входившим в состав Морпогранбазы ОГПУ в Петропавловске-Камчатском. На счету экипажа «Кита» были сотни задержаных японских браконьеров. Магалов превосходно знал побережье Камчатки, мастерски маскировал свое судно, устраивал засады в самых неожиданных местах и всегда брал браконьеров «с поличным». В  августе 1940 года Магалов был переведен в Ченоморский пограничный округ командиром учебного корабля «Комендор». Но еще долгое время на Тихом океане  о нём ходили легенды, чему в немалой степени способствовали чрезвычайно популярные в 1930-е годы сборник рассказов Сергея Диковского «Приключения катера «Смелый» и снятый по его мотивам художественный фильм «Комендант Птичьего острова», которые рассказали о Магалове и моряках его экипажа.

 «Комендор» осуществлял зенитное прикрытие конвоев следовавших из Севастополя в осажденную Одессу и обратно. Из воспоминаний начальника школы Иван Гавриловича Писарихина:

«… В самые первые дни войны, наша школа стала готовиться к встрече с врагом. Мы отремонтировали восемь 45-мм морских учебных пушек и выставили их в районе Балаклава-Кадыковка. При налетах фашистской авиации на Балаклаву, зенитная батарея вела мощный огонь трассирующими снарядами. …Боеприпасами нас снабжал учебный корабль «Комендор». Этот корабль ходил в Одессу и привозил оттуда боеприпасы и раненых защитников Одессы...»
Прикрепления: 6290021.jpg(236.0 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:18 | Сообщение # 5
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
19 августа 1941 года командование Черноморского флота для централизации обороны участка от побережья между Днепровско-Бугским лиманом и Каркинитским заливом создало Тендровский боевой участок (ТБУ) в границах: на севере - Кинбурнская коса, южный берег Днепровского лимана;  на востоке - Алешки, Б. Копани, Каланчак и Хорды;  на юге - Джарылгачская коса и Тендровская коса. В состав Тендровского боевого участка были включены 2-я бригада торпедных катеров флота, 2-й Черноморский полк морской пехоты, пулемётная рота Дунайской флотилии, 1-й батальон 534-го стрелкового полка 106-й стрелковой дивизии, 2-й батальон 469-го стрелкового полка 159-й стрелковой дивизии, 8-й инженерный батальон и одна батарея 122-мм гаубиц 108-го гаубичного дивизиона, 61-я зенитная батарея, авиагруппа ВВС ЧФ. Возглавил ТБУ генерал-майор И.Н. Кузьмичёв, которого вскоре сменил полковник И.Р. Хваскевич.

На Кинбурнской косе, ближе всего находившейся к Очакову, для организации обороны был переброшен 1-й батальон 534-го стрелкового полка 106-й стрелковой дивизии с четырьмя 76-мм и четырьмя 45-мм пушками. Кроме того, здесь находились отдельные подразделения, успевшие переправиться на косу из оставленного советскими войсками Очакова. Здесь же, в Егорлыцком заливе, располагалась база торпедных катеров, находились различные корабли Дуанайской флотилии. Для артиллерийской и зенитной поддержки этих частей был выделен СКР «Комендор».

Тендровский боевой участок играл важную роль в обороне побережья между Днепро-Бугским лиманом и Каркинитским заливом, прикрывая морские коммуникации из Одессы в Крым и на Кавказ, а также одновременно являлся маневренной базой на пути Севастополь-Одесса. Отсюда осуществлялось питание кораблей, непрерывно оказывавших огневую поддержку войскам оборонявшим Одессу.



Излишне говорить как мешал этот участок немецкому командованию, поэтому гитлеровцы приложили максимум усилий, чтобы уничтожить его. Не имея кораблей, немцы не могли захватить Тендровский боевой участок с моря, а румынский флот полностью бездействовал, поскольку Черноморский флот обладал абсолютным превосходством над румынским (1 линкор, 5 крейсеров, 16 лидеров и эсминцев, 82 торпедных катера, 44 подлодки против 7 эсминцев и миноносцев, трех торпедных катеров и одной подлодки). Никаких десантных средств у румын не было, так что о десантах на косу и речи быть не могло и ТБУ было суждено  больше заниматься обороной с суши, а не с моря.

Против защитников Кинсбургской косы действовали две пехотные дивизии, усиленные танками и бронемашинами. А отсутствие кораблей немецкое командование с лихвой компенсировало авиацией.  Асы из 77-й эскадры штурмовой авиации люфтваффе, бомбившие города Англии, Югославии и Греции, сменяя друг друга, по восемнадцать часов в день, висели над косой. «Юнкерсы» или, как их называли бойцы, «лаптежники» - пикирующие бомбардировщики Ю-87 - группами заходили то на окопы, то на корабли.

Авиационный налет на остров Первомайский





Ju-87D из состава 77-й эскадры штурмовой авиации люфтваффе


Прикрепления: 1707038.jpg(599.6 Kb) · 9459468.jpg(170.2 Kb) · 0559659.jpg(63.1 Kb) · 9616708.jpg(168.1 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:19 | Сообщение # 6
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Массированные бомбардировки приносили тяжелые потери защитникам косы. Но значительно более успешными, чем по зарывшимся в землю наземным войскам, оказались удары по кораблям Черноморского флота.

В период с 15 августа по 17 сентября 1941 года СКР «Комендор», находившийся в районе Егорлыцкого залива и Кинбурнской косы, кроме артиллерийской поддержки наземных частей, 29 раз отражал налеты вражеской авиации. 17 сентября «Комендор» подвергся атаке нескольких «юнкерсов». Они поочередно заходили и пикировали на него. Комендоры и пулеметчики корабля вели интенсивный огонь. Атаку самолетов удалось отбить, немецкие летчики не добились ни одного прямого попадания, но от близких разрывов бомб деревянный корпус «Комендора» получил тяжелые повреждения. В носовой части образовалась большая подводная пробоина, вода поступала во внутренние помещения. Чтобы спасти катер, пришлось посадить его на мель у берега. Старшина группы электриков главный старшина Покровский, имевший хорошую водолазную подготовку, приспособил противогаз вместо водолазного снаряжения и спустился за борт. После тщательного осмотра и обрезки краев пробоину, Покровский установил на пробоину пластырь из парусины пропитанной суриком. Сверху пластыря был установлен и прибит к корпусу деревяный щит, изготовленный экипажем из подручных средств. Почти всю ночь, в условиях штормовой погоды экипаж боролся за жизнь корабля. Откачав воду, смогли сняться с мели и медленно, с большим трудом дошли до Севастополя. «Комендору» требовался серьезный ремонт и большинство команды было откомандировано в различные береговые части флота.

В числе откомандированных был и старшина группы комендоров Пендак. Приказом командующего Черноморским флотом № 0385 от 5 октября 1941 года старшина 1-й статьи Пендак был назначен помощником начальника штаба батальона морской пехоты, сформированного на базе Балаклавской школы морпогранохраны.

В течение нескольких дней у Кинсбургской косы пикирующим бомбардировщикам удалось потопить эсминец «Фрунзе», канонерскую лодку «Красная Армения», монитор «Ударный», морские буксиры «Тайфун» и «ОП-8», баржи Дунайской флотилии с боезапасами, топливом и с вещевым имуществом, а также несколько катеров и мелких судов. Многие корабли получили повреждения различной степени. По приказу командования Черноморского флота остатки кораблей Дунайской флотилии и все войска были вывезены в Севастополь. А через несколько дней, в связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск в Крым, на Крымский полуостров были эвакуированы войска Одесского оборонительного района.

Начиналась героическая оборона Севастополя...


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:24 | Сообщение # 7
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В 1941 году было не до наград, поэтому за героизм и мужество, проявленные в период боевых действий на Кинбургской косе, члены экипажа сторожевого катера «Комендор» были награждены  гораздо позже - кто в 1942 году, а кто и в 1944-м - но и то далеко не все...

   

 

 

И несколько слов о дальнейшей судьбе «Комендора» и его командира.

«Комендор» с оставшимися членами экипажа был передан отделу Гидрографической службы Черноморского флота. Повреждения оказались значительные, кораблю требовался серьезный ремонт, поэтому, предварительно сняв с него все вооружение, «Комендор» отправили на капитальный ремонт в Сухуми. После ремонта, с марта 1943 года и до конца войны, «Комендор» осуществлял навигационно-гидрографическое обеспечение флота, сопровождал конвои и боевые корабли. В 1956 г. как спасательное судно был передан аварийно-спасательной службе Черноморского флота. В середине 1960-х годов был сдан на слом.

20 ноября 1941 года командир «Комендора» капитан-лейтенант Магалов был арестован и осужден Военным трибуналом ЧФ на 7 лет исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован только в 1962 году. К сожалению, ни в Центральном архиве Министерства обороны, ни в Центральном военно-морском архиве, никаких документов касающихся капитан-лейтенанта Магалова найти не удалось...
Прикрепления: 0290461.jpg(272.4 Kb) · 6169824.jpg(231.4 Kb) · 7774741.jpg(210.0 Kb) · 7536768.jpg(174.1 Kb) · 4509933.jpg(304.8 Kb) · 9403104.jpg(192.2 Kb) · 1252657.jpg(278.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:28 | Сообщение # 8
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Оборона Севастополя.  Первый штурм (11 - 24 ноября 1941 года)

К середине октября 1941 года дивизии 11-й армии вермахта под командованием Эриха фон Манштейна уже прочно вошли в Перекопский перешеек и готовились к прорыву Ишуньских позиций и выходу на простор Крымских степей. Приморская армия, переброшенная из Одессы, не имела возможности повлиять на исход боев. Немецкое наступление, начатое 24 октября, привело к тому, что через четверо суток танки Манштейна вырвались на степной простор и оставив Приморскую армию в тылу, устремились по двум направлениям к Севастополю.

Оперативная обстановка в Крыму с 19 сентября по 9 ноября 1941года



«Севастополь - крепость слабая, - говорилось в приказе командующего 11-й армией генерала Манштейна, - она защищена всего несколькими батареями береговой обороны и десятком пулеметных блиндажей. Взять маршем, коротким ударом».

Генерал-фельдмаршал Эрих Фон Манштейн (слева, на первом плане) на передовой, под Севастополем.



Командующий войсками Севастопольского оборонительного района генерал-майор Петров



Севастополь, непреступный с моря, практически не был готов к обороне со стороны суши. Хотя и были созданы три рубежа обороны, охватывающие Севастополь с суши - передовой, основной и тыловой, но ни один из этих рубежей не был сплошным, и ни один из них закончен не был. Рубежи в срочном порядке достраивали, но времени для этого уже не оставалось. 29 октября в городе-крепости было введено осадное положение. 30 октября первая моторизованная колонна вермахта, прорвавшись вдоль морского побережья из района города Саки, была встречена в районе Николаевки огнём береговой батареи.

5 ноября 1941 года передовые гитлеровские части вышли в район Байдар, но прорваться по Ялтинскому шоссе сходу им не удалось: их задержали разрозненные подразделения Приморской армии и 7-я бригада морской пехоты полковника Жидилова. Но гитлеровцы сумели обойти обороняющиехся по горным дорогам. Немцы продвигались так же вдоль берега моря в направлении Балаклавских высот.



7 ноября Ставка Верховного Главнокомандования возложила руководство обороной Севастополя на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Октябрьского. Главной задачей флота была определена активная оборона Севастополя и Керченского полуострова: "Севастополь не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами».

К вечеру 8 ноября, передовые части немецкой 72-й пехотной дивизии сосредоточились в районе сел Кучук-Мускомья и Варнаутка и изготовились к наступлению в направление через Балаклавские высоты на город Балаклава и деревню Кадыковка.

Немецкие солдаты в районе Севастополя.



Чтобы задержать противника на подступах к городу, командование начало выдвижение частей на оборонительные рубежи. При этом, стрелковых частей в Севастополе было мало и до подхода Приморской армии, которая получила приказ на отступление слишком поздно и с боями прорывалась к Севастополю, не находилось сил прикрыть все подходы к городу. Поэтому на первых порах отдельные подразделения, малым числом, безо всяких укреплений, без танков и артиллерии, сдерживали немецко-румынские части на подступах к Севастополю. Среди этих подразделений был и батальон, костяк которого составляли курсанты и преподаватели Балаклавской морпограншколы.
Прикрепления: 9674931.jpg(224.7 Kb) · 7541224.jpg(104.1 Kb) · 0573953.jpg(59.4 Kb) · 3450893.jpg(589.3 Kb) · 8560651.jpg(189.8 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:43 | Сообщение # 9
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В три часа ночи 9 ноября 1941 года командир Балаклавской школы младшего начальствующего состава сторожевых катеров ЧФ майор Писарихин Иван Гаврилович получил приказ штаба Севастопольского оборонительного района о назначении его командиром батальона в составе вновь сформированного 383-го стрелкового полка. Батальону было приказано в полном составе немедленно выступить и форсированным маршем выйти на Балаклавские высоты и занять оборону фронтом на Кучук-Мускомия, Варнаутка, Ялтинское шоссе.

БОЕВОЙ ПРИКАЗ ШТАБА СЕВАСТОПОЛЬСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО РАЙОНА № 002

9 ноября 1941 г. 02.00

В целях дальнейшего упорядочения управления войсками и организационного объединения отдельно действующих отрядов и частей, в развитие моего боевого приказа № 001 от 6.11.41 г., приказываю:

1. Первый сектор обороны - комендант полковник Новиков. Штаб сектора штаб 2-й кд (сокращенного состава) - б. х.Максимовича. Граница слева: 253,9 - 202,1 - 206,6 - разв. 1 км севернее совхоза «Благодать» - 113,2 - 73,0 - х. Делигарди.

Состав войск - один стрелковый полк - 383-й сп. На формирование полка обратить запасной артполк, школу НКВД, объединенную школу мл. комсостава БО, роту МПВО и химроту. В составе полка иметь три стрелковых батальона:

1-й батальон - школа НКВД; комбат - начальник школы майор Писарихин;
2-й батальон - запасной артполк; комбат - командир д-на Ведмедь;
3-й батальон - объединенная школа младшего комсостава ВО, рота МПВО и химрота; комбат - капитан Кудрявцев.

Командование, штаб, службы и тылы полка - 383-й сп. Комендантский взвод штадива 2 обратить на усиление 383-го сп. Взводы связи б-нов и тыла полка укомплектовать за счет частей, из которых комплектуется 383-й сп. Организацию и формирование 383-го сп возлагаю на командира полка и начальника школы НКВД - полковника Шемрук. Формирование 383-го сп закончить 18.00 9.11.41 г. и включить его в состав частей первого сектора обороны.

Коменданту первого сектора двумя батальонами 383 сп оборонять заблаговременно подготовленные опорные пункты и один батальон иметь в резерве сектора.

2. ....

12. Комендантам секторов о всех мероприятиях, проведенных во исполнение настоящего приказа, доложить мне 21.00 9.11.41 г.

Командующий войсками Севастопольского оборонительного района
генерал-майор Петров

Член Военного совета
бригкомиссар Кузнецо

Начальник штаба Севастопольского оборонительного района
полковник Крылов


Выступить "немедленно и в полном составе" школа просто не могла, так как личный состав не был к этому готов. День 9 ноября был потрачен на окончательное укомплектование батальона младшими командирами, командирами взводов и только к вечеру батальон двинулся занимать позиции на высотах.

Здесь не совсем ясно - какие же силы выступили? Из приказа вроде бы следует, что батальон формируется из личного состава школы, т.е. курсантов и преподавателей. Однако, еще в августе 1941 года, при школе был создан батальон морской пехоты, которым командовал начальник продснабжения школы капитан Бондарь Василий Владимирович (о том, насколько непрост был этот "снабженец", подробно расскажу позже!). По данным документов штаба Приморской армии по состоянию на 4 ноября 1941 г. в батальоне числилось: личного состава - 932 человека; пулеметов ручных - 39; пулеметов станковых - 10. Майор Писарихин никакого отношения к этому батальону не имел и продолжал руководить школой. Как и другие командиры и начальники частей Черноморского флота, он получил приказ об эвакуации, был занят только хозяйственными делами, связанными с эвакуацией имущества школы вплоть до 9 ноября, и назначение было для него полной неожиданностью.

То есть получается, что одновременно существовало два батальона? Думаю, что нет, и в данном случае под "батальоном" приказ подразумевал и батальон капитана Бондаря и личный состав школы - всех вместе. Кроме того, и батальон и полк в этом приказе - понятия весьма условные, и не связаны с имевшейся на то время организационно-штатной структурой. Cуть самого приказа - это собрать все имеющиеся под рукой силы и бросить их в бой...

С рассветом 10 ноября батальон вышел на свои основные позиции на Балаклавских высотах на удалении на 5-10 км от города, и начал готовиться к обороне. В журнале боевых действий 2-й стрелковой дивизии, в состав которой батальон и полк вошли позднее, записано:

«10.11.41г. Части 1-го сектора заняли оборону… Батальон МПО НКВД вышел наперерез направлению движения противника, и занял оборону выс. 508.1 - 482.2 - 471.7…».



Карта района боевых действий 2-й стрелковой дивизии (линия фронта указана по состоянию на конец 1941 года)



В целом батальон к оборонительным боям готов не был. Винтовок на всех не хватало, не говоря уже о минометах и артиллерии, которые вообще отсутствовали. Окопы и огневые позиции на Балаклавских высотах не были заранее подготовлены - школа и её батальон все время готовили позиции и рыли окопы в других местах и для других воинских частей. За то время, что оставалось до немецкого наступления никакой серьезной подготовки к обороне не велось, так как, по-видимому, командование батальона, имея приказ об эвакуации, считало пребывание на высотах временным. Батальон оказался на каменисто-скалистой местности без какого-либо шанцевого инструмента, так что ни пулеметных гнезд, ни ячеек для стрелков, не говоря уже о системе окопов, подготовлено не было. Судя по мемуарам и воспоминаниям, майор Писарихин, прихватив с собой часть личного состава, вернулся в Балаклаву и продолжал заниматься эвакуацией имущества школы.


Прикрепления: 7966415.jpg(208.2 Kb) · 9131871.jpg(451.4 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:52 | Сообщение # 10
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Прорыв противника к Балаклаве, является одним из тех эпизодов, по которому нет исторической ясности. Перечитав массу литературы, изложу свое понимание хода боевых действий...

10 ноября установилось относительное затишье. Гитлеровцы подтягивали новые силы и готовились к планомерному наступлению на Севастополь.

Командование 11-й немецкой армии намеревалось прорвать оборону Севастополя последовательными ударами на различных участках, причем главный удар нанести с юга в направлении Варнутка, Кадыковка, вдоль Ялтинского шоссе на Балаклаву. Эта задача возлагалась на 72-ю немецкую пехотную дивизию. Вспомогательный удар на стыке второго и третьего секторов должны были нанести 50-я немецкая пехотная дивизия и 118-й моторизованный отряд. На участке третьего и четвертого секторов 132-я немецкая пехотная дивизия и румынская мотобригада должны были сковывать советские войска, не давая перебросить резервы на главное направление.

Утром 11 ноября, после непродолжительной артиллерийской и авиационной подготовки, немецко-фашистские войска перешли в наступление на главном и вспомогательном направлениях. Особенно напряженными были бои на направлении главного удара противника в районе Варнутка - Кучук-Мускомья, где в боевом охранении находилась 40-я кавалерийская дивизия. 149-й полк этой дивизии более двух часов вел бой в полуокружении под Варнуткой. Контратакой 154-го полка передовые подразделения 72-й немецкой дивизии были выбиты из Варнутки. Однако, подтянув свежие силы, противник усилил натиск и вынудил оба кавалерийских полка отойти на высоту 508,1. К исходу дня немцы заняли деревни Варнутка и Кучук-Мускомья. Дальнейший натиск врага удалось сдержать при поддержке огня береговых батарей и крейсеров «Красный Крым» и «Червона Украина».

Перед позициями батальона Балаклавской школы находился 11-й батальон внешнего наблюдения оповещения и связи (ВНОС), но в ночь на 13 ноября он получил приказ об отходе в Севастополь, так как по плану эвакуации должен был на следующий день грузиться на корабли. Батальон ВНОС отошел, тем самым открыв дорогу противнику, который не замедлил этим воспользоваться. Гитлеровцы незамедлительно двинулись в направлении Балаклавы. Утром 13 ноября части 105-го пехотного полка 72-й пехотной дивизии атаковали позиции батальона Балаклавской школы. Плотный минометный и пулеметный огонь не давал поднять головы, а ответить немцам бойцы не могли - подавить огневые точки противника было просто нечем. Моряки-пограничники дрались смело, несколько раз поднимались в штыковые контратаки, переходившие в рукопашные схватки. Враг наседал, бойцы сражались геройски, но силы были неравны. Понеся потери, роты вынуждены были отступить ближе к Балаклаве, оставив высоты 482.2 и 471.7. Батальон занял оборону в районе северо-западнее высоты 386,6 («Южный форт»).

Пулеметный расчет морских пограничников на боевых позициях, 1941 г..



Немецкие пулеметчики на позиции в районе Севастополя.



Из журнала боевых действий:

«… 13.11.1941 г. в 10 часов 30 минут, противник силами двух взводов начал наступление на позиции батальона НКВД… Батальон НКВД, занимавший высоты, вступил с противником в бой. В результате боя, в виду своей малоопытности, превосходящих сил противника и в виду первичности применения в боях батальон отошел с рубежей и занял позиции на западных скатах высоты 386.6.

В 13 часов батальону НКВД было приказано восстановить положение, и занять высоты 508.1 - 482.2 - 471.7. Для выполнения поставленной задачи батальону был придан комендантский взвод и 20 человек бойцов автобата 2-й кавдивизии...».


Однако, после упорного боя, к исходу дня гитлеровские войка не только удержали уже занятые высоты, но и захватили высоту 440,8.

Ранним утром 14 ноября немцы захватили «Южный форт» на высоте 386.6. Форт был захвачен солдатами полка особого назначения «Бранденбург-800». К укреплению, расположенному на отвесной скале, вела единственная, охраняемая специальным постом, дорога. «Бранденбуржцы», переодетые в советскую форму, беспрепятственно попали в форт. Личный состав был блокирован в двух казематах, которые после неудачных попыток штурма были подорваны. Из немецких мемуаров:

« ... Рано утром, 14.11.41г., около 4:30, 2-й взвод 6-й роты полка «Бранденбург», начал движение по направлению к старому форту на высоте (386.6), на некотором расстоянии двигались два взвода 70-го саперного батальона и подразделения 2-го батальона 105-го пехотного полка. Караул, стоявший на дороге удалось убрать без шума, и продолжить движение. В том месте, где от дороги идет ответвление к старому форту, был шлагбаум и будка часового, бдительность которого удалось усыпить имевшимися у нас документами. Часовой был приколот штыком. Однако дальше все пошло не так, как хотелось. Смена караула, шедшая ему на смену, подняла тревогу… При помощи подоспевшего саперного взвода, противник был блокирован в двух казематах. Было предпринято несколько попыток выбить засевшего противника из его убежищ с помощью дымовых и обычных гранат и подрывных зарядов, но безуспешно… Вскоре, подошли основные силы 105-го полка…».

Из воспоминаний старшины 1-й статьи Сикорского Павла Федоровича (дважды ранен в Севастополе, после госпиталя - старшина прожекторной станции береговой батареи, единственная награда - полученная уже после войны медаль «За боевые заслуги», хотя и представляли к ордену Красной Звезды):

«… Группа товарищей под командой капитана Бондаря укрепилась в бетонном каземате. Моряки-пограничники понимали: живыми им отсюда не уйти. Всю ночь фашисты не прекращали огня, чтобы не дать вырваться морякам из окружения. Капитан Бондарь - это был пожилой человек, участник Гражданской войны - все время подбадривал:
- Не робейте, хлопцы, ни Москвы, ни Севастополя им не взять. Все равно победа будет наша.
День мы продержались в каземате, а когда стемнело, решили идти на прорыв... Падали убитые и тяжелораненые моряки под разрывами немецких мин: погиб младший лейтенант Клинковский и много других, которых я не знал по фамилиям. Очередная мина разорвалась совсем близко: пал, настигнутый раскаленным осколком наш командир старший лейтенант Мирошниченко. Этой же миной ранило много курсантов... Осколок попал мне в правый глаз...».


К своим смогли прорваться 17 человек…
Прикрепления: 0195352.jpg(191.6 Kb) · 9816630.jpg(217.1 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 22:57 | Сообщение # 11
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Потеря высоты 386.6, с которой можно было контролировать вход в Балаклавскую бухту, нанесла серьезный удар по обороне и резко ухудшила положение советских войск. Необходимо было во что бы то ни стало вернуть высоту. Это и стало первоочередной задачей частей 1-го сектора на14 ноября...

«Южный форт», высота 386.6. И Балаклава и вход в Балаклавскую бухту - как на ладони...



Из воспоминаний генерал-майора береговой службы Моргунова Петра Алексеевича, в те дни - заместителя командующего Севастопольским оборонительным районом по береговой обороне:

«… Утром 14 ноября на правом фланге 1-го сектора 40-я кавалерийская дивизия, 514-й стрелковый полк и левофланговые подразделения 383-го стрелкового полка при поддержке огня береговой и полевой артиллерии перешли в наступление и к 11 час. овладели высотами 386,6 и 440,8. Противник отошел к Кучук-Мускомья. Наши части продолжали наступление с целью овладеть рубежом: выc. 566,2 - выc. 471,1 - выc. 508,1 - южные скаты выc. 555,3. Враг оказывал упорное сопротивление, и на подступах к высотам завязались тяжелые бои.

Во второй половине дня противник перешел в наступление в направлении выc. 386,6 и дер. Кадыковки и выбил наши войска с выc. 386,6. Разгорелся ожесточенный бой. Наши части контратакой к 17 час. снова овладели высотами 386,6, 482,2 и 440,8, но около 18 час. противник опять атаковал силами 105-го пехотного полка с танками и автоматчиками. Батальон школы НКВД, понесший большие потери, отошел к выc. 212,1 и Генуэзской башне, оставив выгодный рубеж, проходивший на большой высоте от уровня моря…. »


14 ноября на Балаклавских высотах находился и начальник оперативного отдела штаба Приморской армии майор Ковтун-Станкевич, который по приказу командующего Приморской армией генерал-майора Петрова, пытался разобраться в обстановке на Балаклавском направлении. Отрывок из его воспоминаний - очень интересно сравнить два отрывка и проследить как КОРРЕКТИРОВАЛАСЬ ИСТОРИЯ...

Из сборника "Огненные дни Севастополя", 1978 г.:

"… - Немцы начали наступление по Ялтинскому шоссе и на Балаклаву, - быстро говорит Петров. - Связи с командным пунктом 1-го сектора нет. Вам как представителю штарма необходимо срочно выехать туда, уточнить наш передний край. Балаклаву надо удержать во что бы то ни стало. При необходимости действуйте самостоятельно. Где потребуется, помогите организовать контратаки.

От командующего выходим вместе с Н. И. Крыловым, начальником штаба армии.

- Вся беда в том, - говорит Крылов, - что первый сектор вступил в бой не укомплектованным до конца. Действующий там 383-й стрелковый полк по существу еще формируется. Балаклавская школа морпогранохраны вошла батальоном в состав полка. На нее и возложена оборона Балаклавы. Есть в районе Варнутки еще и конники из 40-й дивизии Кудюрова, но их судьба не известна. Во втором секторе все атаки противника отбиты. А под Балаклавой хуже…


... В Балаклаве направляюсь в школу морских пограничников. В кабинете начальника полно людей. От своего командования начальник школы получил приказ об эвакуации. Говорю, что приказ будет безусловно отменен. Поясняю общую обстановку. Начальник согласен: какая уж тут эвакуация?

Выходим из школы, поднимаемся на одну из высот, примыкающих к Балаклаве. Как на ладони, открывается перед нами все поле боя. Вдоль морского побережья к Генуэзской башне двигаются цепи противника. Левее их контратакуют группы наших бойцов. Враг оседлал предпоследнюю цепь высот перед городом и местами просочился в широкую лощину, по краям густо поросшую кустарником, в явной надежде под прикрытием этого леска овладеть и последним гребнем высот.

Продвижение врага можно если не ликвидировать, то хотя бы локализовать только общей контратакой. Но где взять силы?

Начальник школы, сразу проникнувшись серьезностью положения, вызывает все подразделения, присоединяет к ним всех, кто был на КП батальона. Маловато. Но иного выхода нет - контратакуем. Единым рывком выбиваем немцев из лощины. Тут же занимаем позиции на каменистых склонах высот, среди кустарника. Преследовать противника сейчас не представляется возможным. А тут еще поступает донесение, что немцы взяли Генуэзскую башню. Это очень опасно: Генуэзская башня, стоящая на самом краю правого фланга огромного фронта, на высокой скале над морем - ключевая позиция, терять которую ни в коем случае нельзя. Решаем, что контратаку подготовит начальник школы с частью сил. Я остаюсь с курсантами для организации обороны.

Ноябрьский день короток. Быстро темнеет. Это хорошо - здесь немцы наступать ночью не будут, а до утра можно многое сделать. Курсанты-пограничники молодцы. Я видел их в контратаке и при оборудовании рубежа обороны. Все делают на совесть, умело, хладнокровно, не поверишь, что это - совсем еще не обстрелянные бойцы…"


Из "Севастопольских дневников", журнал "Новый мир", 1963 г.:

"… В Балаклаве разыскиваю помещение школы НКВД, прикрывающей город. В кабинете начальника полно народу. Получить от него вразумительные данные о положении не удалось. Я требую, чтобы он сейчас же отправился со мной на НП. Оказывается никакого НП у него нет. Поехать со мной отказывается под предлогом, что он получил приказ эвакуироваться, в порту его ожидают транспорты и т.п. Пришлось, воздействуя авторитетом Петрова, чуть ли не силой потащить с собой этого "командира" к дерущимся войскам..." 

Из донесения майорa Ковтун-Станкевичa Петрову 14 ноября 1941 г. 18 час. 25 мин.:

"Части 1 сектора высоту 386,6 не занимают - она у противника. Батальон НКВД разбежался."

Из донесения Октябрьского Наркому ВМФ 14 ноября 1941 г.:

"Не все наши части оказались достаточно устойчивыми. 13 ноября разбежался батальон войск НКВД, открыв тем самым путь противнику на Балаклаву."

Из журнала боевых действий Приморской армии за 14 ноября 1941 г.:

"...В связи с очковтирательством командира и штаба 1-го сектора, полного незнания обстановки и отсутствия контроля, что в результате привело к прорыву противника, приказом Войскам Армии № 008 коменданту сектора полковнику Новикову и комиссару - полковому комиссару Хацкевичу к рассвету 15.11.41 восстановить положение на фронте и во что бы то ни стало занять высоту 386,6.

Начальнику штаба сектора - капитану Комарницкому сделано последнее предупреждение за неоднократное представление неверных данных обстановки."


Мемориальная доска установленная на высоте 386.6



14 ноября высоты 440,8 и 386,6 несколько раз переходили из рук в руки. В результате этих боев немцы потеряли высоту 440,8, но сохранили за собой высоту  386,6 «Южный форт», где прочно закрепились.
Прикрепления: 7882542.jpg(197.7 Kb) · 2428617.jpg(206.5 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Пятница, 04.10.2013, 23:02 | Сообщение # 12
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В течении нескольких дней батальон Балаклавской школы, части 1330-го, 514-го, 161-го стрелковых полков, 149-го кавалерийского полка, 2-го полка морской пехоты и местногокараульного полка Главной базы ЧФ вели ожесточенные бои за Балаклавские высоты. Неоднократные попытки вернуть высоту 386,6 не увенчались успехом. К 18 ноября 1941 гитлеровцы вновь овладели высотой 440,8 и деревней Камары у ее подножья, а так же высотой 212,1 с находящимся на ее вершине «Северным фортом».

Обстоятельства захвата форта на высоте 212,1 оказались схожими с захватом высоты 386,6. Переодетые в красноармейскую форму немцы бесшумно сняли все посты, а спавших в казарме бойцов перекололи штыками. Гитлеровцы захватили большое количество взрывчатки, винтовок и боеприпасов, укрепились в захваченных помещениях и выбить их с высоты уже не удалось. Территория «Северного форта» оказалась поделена между советскими войсками и немцами примерно пополам. Противник закрепился в южной половине территории форта, защитники Балаклавы - в северной.

Опять разгорелись упорные бои, в которых обе стороны несли значительные потери. Захваченный в плен немецкий ефрейтор показал: «В 72-й пехотной дивизии в первой линии находятся все три полка и все понесли очень большие потери от артиллерийского огня и контратак русских. В ротах осталось не более как по 30 солдат. Поэтому на нашем участке были введены в бой два саперных батальона».

Из журнала боевых действий 2-й стрелковой дивизии за 18 ноября 1941 г.:



В ночь с 19.11.41г. на 20.11.41г. 2-й батальон сводного полка НКВД сменил остатки батальона Балаклавской школы на участке от Генуэзской башни до высоты 212,1. К этому времени в ротах оставалось менее половины личного состава. Погибли многие бойцы и командиры - начальник штаба старший лейтенант Сохацкий, командиры 3-й и 4-й рот младший лейтенант Мирошниченко и лейтенант Середницкий, были ранены майор Писарихин, капитан Бондарь и заменивший их батальонный комиссар Иващенко. Командование батальоном принял старший лейтенант Морозов.

Вот как этот момент описан в воспоминаниях санинструктора сводного пограничного полка НКВД Калюжного:

«…Прячась за кусты, за валуны мы двинулись вверх, с трудом преодолевая крутизну, к сопке 212. Чем дальше, тем подъем становился круче. Мы то и дело натыкались на ящики с патронами, но больше было пустых, везде расстрелянные пулеметные ленты, гранаты РГД, каски, котелки, а еще выше - трупы. Их было много. Это здесь стояли насмерть моряки-пограничники.

У вершины сопки остановились, залегли. Было приказано каждому к утру подготовить индивидуальный окоп. Но это был приказ, который при всем желании невозможно было выполнить: 212-я сопка - это сплошной камень.


Пулеметчикам был отдан приказ: занять позиции курсантов. А они - небольшая горстка оставшихся в живых, обросшие, худые, грязные, - подползали к нам, обнимали и со слезами на глазах говорили: «Браточки, спасибо вам, что пришли... Держитесь и не отдавайте Балаклаву!..»


Батальон был отведен в деревню Карань (ныне - Флотское) для пополнения. По состоянию на 21.11.41г. в его составе уже числится три роты по 200 человек (командиры главстаршина Титочко, главстаршина Горбунов, командир третьей не установлен). Пополнение велось за счет прибывших из Севастополя краснофлотцев. После суток отдыха и санобработки, батальон был выдвинут на другой участок обороны. Журнал боевых действий указывает его как «северо-восточные скаты высоты 212.1». При этом, 2-й и 3-й батальоны 383-го полка оставались в тылу.

Hаиболее измотанный и понесший в боях наибольшие потери батальон вновь вывели на передовую! Уже 21 ноября батальон Балаклавской школы (официально он назывался 1-й батальон 383-го стрелкового полка) получил задачу на атаку отдельно стоящих на скате высоты 212,2 домиков совхоза. Внезапной штыковой атакой батальон буквально смёл не ожидавших такого натиска гитлеровцев и полностью очистил все 3 здания. Пленных не брали - возиться с ними было некогда. Батальон задачу выполнил, но затем попал под артиллерийский обстрел немецких орудий. Потери батальона составили 23 человека, немецкие потери - около 40 человек убитыми.

Ночью 22-го ноября, части, обороняющие 1-й сектор, были сведены в одну дивизию - 2-ю стрелковую, в которую вошли 383-й стрелковый полк, 1330-й полк (в полном составе), сводный полк НКВД. В качестве дивизионного артполка, дивизии передавался армейский 51-й артполк подполковника Бабушкина (восемь 152мм пушек-гаубиц МЛ-20). В качестве средств ПВО в дивизии передали всю матчасть 175 ОЗАД. Командование дивизией возлагалось на полковника (по приказу, с 12 октября, генерал-майора) Новикова Петра Георгиевича. Командиром 383-го стрелкового полка был назначен подполковник Ерофеев Павел Михайлович.

К 24 ноября немецкое наступление выдохлось. Все попытки прорваться к Балаклаве разбились о мужество и стойкость советских воинов. За две недели наступления гитлеровцы смогли продвинуться в первом секторе на глубину до 3-4 километров, а во втором - только на отдельных участках до 1–1,5 километра. Понеся большие потери и убедившись, что рубежи обороны Севастополя прочно удерживаются, гитлеровцы вынуждены были атаки временно прекратить. Войска Севастопольского оборонительного района в течение ноябрьских боев выполнили очень важную задачу - отстояли Севастополь и нанесли противнику большой урон.



Личный состав батальона морпограншколы самоотверженно и храбро дрался у стен Балаклавы, потеряв убитыми и ранеными большинство командного состава, младших командиров и курсантов. Но они не пропустили фашистские войска к Балаклаве и Кадыковке в жестокие дни первых боев за Севастополь...
Прикрепления: 1482421.jpg(165.0 Kb) · 9970486.jpg(206.0 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 11:40 | Сообщение # 13
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Пауза в крупномасштабных боевых действиях, длившаяся с 25 ноября по 16 декабря 1941 года, была использована войсками Севастопольского оборонительного района для восстановления и совершенствования системы инженерного оборудования рубежей, для накопления сил.

Временное затишье также позволило продолжить эвакуацию частей флота из Крыма. В конце ноября 1941 года из Балаклавы эвакуировался постоянный состав 1-й морпограншколы, переведенный в Геленджикский Учебный отряд ЧФ. В январе 1942 года были переведены в Батуми, и с февраля 1942 г. школа, которую вновь возглавил выздоровевший после ранения И. Г. Писарихин, поступила к подготовке курсантов. К концу августа был произведен досрочный выпуск курсантов, после этого школа была расформирована.

Однако многие из преподавателей и работников школы остались в Севастополe - в составе различных частей и кораблей Черноморского флота. Среди них был и старшина Пендак, помощник начальника штаба 1-го батальона 383-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии


Перед началом второго наступления гитлеровцы обладали превосходством не только в живой силе, но имел и более чем двойной перевес в авиации и многократный - в танках и артиллерии. При этом советское командование не располагало разведданными о времени начала штурма и о направлении главного удара. Предугадать время и направление также не удалось. Генерал И.Е. Петров полагал, что главный удар будет нанесён в прежнем месте - вдоль шоссе Ялта - Севастополь. Манштейн же избрал направлением главного удара стык между третьим и четвёртым секторами обороны СОР - вдоль дороги Симферополь - Севастополь.
   
17 декабря 1941 года немецко-фашистские и румынские войска начали второй штурм Севастополя.



На Балаклавском направлении более или менее значимых операций не проводилось. В 7 часов утра 17 декабря, с началом второго штурма, с высоты 386,6 позиции 1-го батальона 383-го полка атаковали два взвода немецкой пехоты из состава 124-го пехотного полка 72-й пехотной дивизии. Около 9 часов утра гитлеровцы повторили атаку, но снова незначительными силами. Обе атаки были отбиты. В ночь с 17 на 18 декабря, 1-й батальон 383-го полка в очередной раз получил задание овладеть тремя домиками на юго-восточных скатах высоты 212,1. В ходе ночной атаки батальон потерял 37 человек убитыми, в том числе двух командиров взводов.

22 декабря 1941 года, во время очередной попытки овладения высотой 212,1, старшина 1-й статьи Пендак был тяжело ранен в руку и ногу и эвакуирован в госпиталь - сначала в Севастополь, затем в Батуми. 

Спустя несколько дней, 31 декабря 1941 года командование Севастопольского оборонительного района отправило Военному совету Кавказского фронта донесение: «Наши потери огромны. Начиная с 17.12 противник непрерывно атакует. За этот период мы потеряли до 22 тыс. человек...» Но жертвы были не напрасны.  В этот день, исчерпав все возможные ресурсы, гитлеровские войска прекратили штурм. Севастополь вновь выстоял.  

Поздравляя героический город с новым, 1942 годом, газета «Правда» писала: «Несокрушимой скалой стоит Севастополь, этот страж Советской Родины на Черном море. Сколько раз черные фашистские вороны каркали о неизбежном падении Севастополя! Беззаветная отвага его защитников, их железная решимость и стойкость явились той несокрушимой стеной, о которую разбились бесчисленные яростные вражеские атаки. Привет славным защитникам Севастополя! Родина знает ваши подвиги. Родина ценит их. Родина никогда их не забудет!»  

Третий, и последний штурм Севастополя, начнётся 7 июня 1942 года...
Прикрепления: 8119848.jpg(211.5 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 11:46 | Сообщение # 14
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Севастополь, осень 1941 года









Прикрепления: 9310969.jpg(234.3 Kb) · 9640387.jpg(173.6 Kb) · 0581910.jpg(348.8 Kb) · 7256652.jpg(181.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 19:10 | Сообщение # 15
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Награда за эти бои нашла Павла Алексеевича Пендака только в ноябре 1944 годa, когда командующий Черноморским флотом подписал целый ряд приказов о награждении моряков "за прошлые боевые дела" - оборону Одессы, Севастополя, Кавказа. И хотя в наградном листе, как и в большинстве представлений, составлявшихся спустя годы после совершенных боевых подвигов, есть целый ряд неточностей (например, штурм Балаклавы был в начале ноября, а не декабря), тем не менее он точно передает напряжение тех боев...

Из наградного листа:

В боях за город Севастополь товарищ Пендак П.А. принимал участие в составе 1-го батальона 383-го отдельного полка морской пехоты. Когда враг двинулся на Севастополь и занял деревню ВАРНАУТКУ, полк занял высоты прилегающие к деревне. Рано утром 7 декабря 1941 года враг повел наступление на город Балаклаву.

Тов. Пендак П.А. по приказанию командира батальона находился на сопке 585,5 с командиром пулеметного взвода. Враг вел сильный артиллерийский и минометный обстрел, вывел из строя пулеметный расчет. Враг наседал и грозил окружением. Товарищ Пендак не растерялся, а наоборот бросился к оставшемуся пулемету и отбил до 5 атак противника, при этом уничтожил до роты гитлеровцев.

Тов. Пендак П.А. сам лично в боях за высоту 585,5 уничтожил гранатой и штыком до 30 солдат и офицеров и одну пулеметную точку противника, взял в плен 13 немецких и румынских солдат и 2 офицеров. Дождавшись подкрепления, тов. Пендак перешел со взводом и подкреплением в контратаку и отбросил противника от сопки, при этом уничтожил еще до взвода пехоты, захватил 19 винтовок, 7 автоматов и пулемет противника.

Тов. Пендак  будучи ранен не оставил поле боя до подхода наших подразделений, и по приказу командования был эвакуирован в госпиталь.

За время пребывания в 1-м батальоне 383-го отдельного полка морской пехоты, тов. Пендак был одним из дисциплинированных командиров и личным своим боевым подвигом воодушевлял бойцов на боевые подвиги.









Прикрепления: 3370358.jpg(133.1 Kb) · 7815196.jpg(199.3 Kb) · 6615043.jpg(179.5 Kb) · 5469209.jpg(208.8 Kb) · 5986317.jpg(178.3 Kb) · 3046024.jpg(302.1 Kb) · 7219857.jpg(295.2 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 21:11 | Сообщение # 16
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Несколько слов о судьбе командиров, возглавлявших оборону Балаклавы осенью 1941 года.

Комендант первого сектора обороны Севастопольского оборонительного района, командир 2-й стрелковой дивизии полковник (с 12 октября генерал-майор) Новиков Пётр Георгиевич. В июле 1942 года попал в плен, содержался в концентрационных лагерях Хаммельбург и Флоссенбюрг. В августе 1944 года был убит охранниками лагеря.

Командир 383-го стрелкового полка подполковник Ерофеев Павел Михайлович. В июле 1942 года попал в плен, содержался в концентрационном лагере Нюрнберг-Лангвассер, расстрелян в 1944 году.

Заместитель командира 1-го батальона 383-го стрелкового полка батальонный комиссар Иващенко Василий Савич. В июле 1942 года попал в плен, в 1945 - освобожден. После проверки демобилизован. Единственная награда - орден Отечественной войны 1-й степени, которым был награжден в 1985 году.


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 21:16 | Сообщение # 17
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
А вот и "непростой" начальник продснабжения Балаклавской школы, с 1941 года - командир батальона морской пехоты капитан Бондарь Василий Владимирович. В годы Гражданской войны командовал кавалерийским полком в составе "Кочубеевской бригады" - 3-й Кубанской кавбригады 11-й армии, затем - 2-й бригады Особой кавдивизии 12-й армии. В 30-е годы окончил Высшую пограничную школу, прошел путь от помощника начальника заставы до коменданта 40-го пограничного отряда НКВД. В марте 1941 года переведен на должность начальника продснабжения 1-й морской пограничной школы младшего начсостава. В июле 1942 года попал в плен, в 1945 - освобожден. После проверки демобилизован.

За оборону Севастополя был награжден только в 1947 году - по Указу за ранение.




Прикрепления: 9106234.jpg(417.2 Kb) · 2138790.jpg(217.4 Kb) · 4490656.jpg(248.0 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 21:23 | Сообщение # 18
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Подполковник Писарихин Иван Гаврилович после расформирования школы был назначен командиром 327-го отдельного батальона морской пехоты 18-й армии. В боях за Новороссийск 1 февраля 1943 года батальон получил боевой приказ на наступление в направление северных скатов высоты 424,5. В ходе боев 1, 2 и 3 февраля было уничтожено несколько ДЗОТов, батальон продвинулся на 200 метров. Тов. Писарихин И.Г. принял решение захватить еще несколько ДЗОТов, вышел на передний край и повел батальон в атаку и захватил еще 2 ДЗОТа, в ходе боя был ранен в ногу, но продолжал руководить подчиненными, а только потом затем эвакуирован в госпиталь.

С июня 1943 года подполковник Писарихин И.Г. - заместитель Командующего Бронетанковыми и Механизированными войсками 18-й армии по артиллерии.

На завершающем этапе войны гвардии полковник Писарихин И.Г. 15 марта 1945 года вступил в командование 164-м гвардейским тяжелым самоходным артиллерийским полком 42-й Отдельной гвардейской тяжелой танковой Смоленской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады. Полк успешно участвовал в освобождении свыше 20 населенных пунктов, в том числе городов Моравская Острава и Оломоуц. Уничтожено в боях: 1 танк «Тигр», артиллерийских батарей – 14, орудий разных калибров – 47, минометных батарей 9, противотанковых пушек – 8, зенитных установок 3, станковых и ручных пулеметов 57, ДОТ, ДЗОТ – 8 и до 925 вражеских солдат и офицеров. Подбито 2 танка и 11 самоходных установок, 1 тягач, захвачено в плен 61 солдат и офицер противника. (Из представления от 13.05.1945 гвардии полковника Сколобанова Фомы Игнатьевича командира 42-й отд. гв. тяжелой Смоленской Краснознаменной ордена Б. Хмельницкого бригады).

Был трижды ранен: 13.11.1941 г., 04.02.1943 г. и 18.03.1945 г. Награды: орден Ленина (22.02.1945), два ордена Красного Знамени (03.11.1944,19.05.1945 ), два ордена Отечественной войны I-й (06.01.1945) и II-й степеней (10.06.1944), орден Красная Звезда (27.03.1943), медалями: ХХ лет РККА (1938), «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа».

За бои ноября 1941 года награжден не был.



Прикрепления: 4803081.jpg(102.3 Kb) · 8124595.jpg(242.9 Kb) · 8908612.jpg(227.2 Kb) · 3163069.jpg(249.8 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 06.10.2013, 22:02 | Сообщение # 19
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
После излечения в госпитале, в мартe 1942 года, Павел Алексеевич Пендак вернулся к своим довоенным обязанностям - делопроизводителя в Балаклавской школе младшего начсостава сторожевых катеров Черноморского флота, которая в то время находилась в Батуми.

Однако долго в тылу он не засиделся. Приказом командующего Черноморским флотом № 0732 от 23 августа 1942 года старшина 1-й статьи Пендак был назначен командиром взвода во вновь сформированный 137-й отдельный полк морской пехоты. Формировали батальон из защитников Севастополя, возвращавшихся из госпиталей, и моряков с кораблей. В первых числах сентября 1942 года полк был переброшен на боевых кораблях флота из Поти в Геленджик. Сразу же после выгрузки совершил марш-бросок в район населенного пункта Кабардинка, в 18-20 километрах от Новороссийска. 9 сентября с рассветом полк начал движение по Туапсинскому шоссе в район горы Долгая. С 12 сентября полк вел непрерывные ожесточенные бои на рубеже между новороссийскими цементными заводами «Октябрь», «Пролетарий» и горой Сахарная голова. Против морских пехотинцев на этом участке действовала 73-я немецкая пехотная егерская дивизия. При поддержке авиации, артиллерии и танков гитлеровцы непрерывно атаковали позиции полка.

В ходе боев за Новороссийск, Павел Алексеевич Пендак получил тяжелое ранение в голову с повреждением челюсти. После госпиталя был переведен на штабную работу, в декабре 1942 года ему было присвоено звание младшего лейтенанта.

За бои в Новороссийске, в 1944 году был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Интересно, что представление подтверждено подписью майора Корень Кузьмы Мефодиевича - в 1942-м году командира 137-го отдельного полка морской пехоты.

На различных штабных должностях лейтенант Пендак прослужил до 1950 года, затем был уволен в запас.



Прикрепления: 1153716.jpg(179.4 Kb) · 5619967.jpg(188.3 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
Форум «Награды Великой Отечественной» » Военно-исторические исследования » 1941 год » Оборона Севастополя - Балаклавское направление
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Создать бесплатный сайт с uCoz