Награды Великой Отечественной



Военно-исторические и архивные исследования




Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · Подписки
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум «Награды Великой Отечественной» » Военно-исторические исследования » 1944 год » Летчик-истребитель 267-го истребительного авиаполка (Младший лейтенант Гаплевский Фёдор Павлович)
Летчик-истребитель 267-го истребительного авиаполка
LiopaДата: Воскресенье, 18.08.2013, 13:52 | Сообщение # 1
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Младший лейтенант Гаплевский Фёдор Павлович, старший летчик 267-го истребительного Нижнеднестровского Краснознаменного ордена Суворова авиаполка 236-й истребительной Львовской Краснознаменной авиадивизии



Фёдор Павлович Гаплевский родился 21 февраля 1921 года в селе Баланда Борисовского района Курской области. В 1937 году окончил Борисовскую среднюю школу им. Кирова и поступил в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО) при Харьковском паровозостроительном заводе. После окончания ФЗО два года работал слесарем-инструментальщиком на том же заводе.

25 января 1931 года IX съезд комсомола бросил крылатый лозунг: «Комсомолец - на самолет!». В обращении съезда подчеркивалось, что необходимо «особенно серьезно заняться комплектованием школ воздухсил, от школ летчиков и младших специалистов до академий, организовав подготовку к вступлению в них лучших комсомольцев». Наряду с развитием авиационных школ массовое обучение летных кадров велось в аэроклубах ОСОАВИАХИМ, где молодежь осваивала летные специальности без отрыва от производства. Призыв IX съезда вызвал огромный приток молодежи в авиационные клубы и кружки. В те годы ни одна профессия, пожалуй, не была так озарена романтичностью, как профессия летчика.

Стал курсантом Харьковского аэроклуба и Федор Гаплевский. Подготовка летчиков начиналась на планерах. Учлеты изучали теорию материальной части планера, а после теоретических занятий и сдачи зачетов начинались полеты.  После успешного окончания планерной школы курсантов перевели во второе отделение - на самолет. Опять теория, уже более углубленная, охватывающая все вопросы, связанные с летным делом. Затем - практические полеты с инструктором и самостоятельно на самолете У-2. Каждый курсант за время курса учебы должен был налетать на самолете У-2 45–50 часов и выполнить прыжок с парашютом.

Успешно окончив аэроклуб, Гаплевский оказался в числе бывших курсантов аэроклубов отобранных кандидатами на поступление в Чугуевское авиационное училище. В сентябре 1940 года, по прибытии в училище, кандидатов подвергли тщательной теоретической и медицинской проверке. Фёдор Гаплевский выдержал все теоретические испытания, прошел медицинскую комиссию и был зачислен курсантом Чугуевского военного авиационного училища лётчиков.

Прикрепления: 3838681.jpg(65.1 Kb) · 0907357.jpg(9.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 18.08.2013, 13:54 | Сообщение # 2
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В 1940 году Чугуевское военное авиационное училище лётчиков-истребителей (с 1 марта 1941 года - 9-я Чугуевская военная школа пилотов) было одним из крупнейших в ВВС Красной Армии. В конце 1930-х годов в училище готовили летчиков на два типа истребителей - И-15 и И-16, но к началу 1941 года Чугуевское училище перешло на один тип более совершенного истребителя - И-16.

Жили курсанты в палатках, рядом с полевым аэродромом, неподалеку от хутора Благодатный. Стали летать, вначале на У-2, потом на двухместном УТ-2, на котором прошли обучение пилотажу и технике скоростной посадки. Осень была сырая, холодная, дождливая. Прожили в палатках до зимы и только тогда курсантов из палаток переселили в нормальные казармы. Для полетов на УТИ-4, учебные эскадрильи перевели на центральный аэродром города Чугуева, где была бетонная полоса, там же недалеко были и казармы. Летали много - три полетных дня в неделю выходило. Занятия в училище проводились ускоренными темпами: международная обстановка становилась все напряженней и каждый сэкономленный час подготовки летчиков был очень важен.

Эскадрилья учебно-тренировочных самолетов УТИ-4


После самолетов УТИ-4 курсанты приступили к первым полетам на боевом самолете   И-16. К лету 1941 года летный состав только начал осваивать технику пилотирования по кругу и в зоне, а к отработке тактики воздушного боя и воздушным стрельбам курсанты приступить не успели - 22 июня 1941 года началась война.

Прикрепления: 7277252.jpg(67.8 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 19.08.2013, 21:57 | Сообщение # 3
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
С началом войны курсанты летать практически перестали – почти всё горючее шло на фронт в боевые части, а техни¬ки училища занимались обслуживанием боевых вылетов. Все имеющиеся в училище, более-менее новые И-16 были переданы в боевые полки. В училище остались только те И-16, которые имели высокую степень износа, да УТИ-4 (тоже не новые). Изношенная матчасть не позволяла изучать сложный пилотаж, только простой.

Немцы продолжали наступать, фронт приближался к Харькову. 16 сентября 1941 года школа получила приказ перебазироваться в Южно-Казахстанскую область. Боевые самолёты И-16 перелетели в Борисоглебск, учебные УТ-2 – в Актюбинск. В Борисоглебске И-16 разобрали и железнодорожными составами доставили до станции Калач. УТ-2 перегоняли сложным маршрутом: Харьков – Балашов – Красный Кут – Уральск – Актюбинск. Из Актюбинска группа начальника школы комбрига И.Е. Богослова на семи самолётах вылетела в Чимкент. Оставшиеся машины были разобраны и отправлены железнодорожными эшелонами. Были эвакуированы семьи офицеров, рабочие и служащие школы.

Преподаватели и курсанты добирались до Чимкента 28 дней, из которых 11 дней - из Чугуева до Воронежского Калача - пришлось идти пешком.

В Чимкенте авиашколе передали помещение школы им. Луначарского, 40-комнатный трехэтажный дом в районе школы-завода и здание по улице Долорес, 18. Там необходимо было разместить почти две с половиной тысячи курсантов, 269 летчиков-пилотов, 622 техника, механика и младших авиаспециалистов. Места на всех эвакуированных не хватало. Специальным решением горисполкома от 22 октября 1941 года для размещения командного состава авиашколе были переданы помещения редакции газеты «Правда Южного Казахстана», Промбанка, Главкондитер. Авиационная школа также получила для ведения подсобного хозяйства 83 гектара земли, 25 коров, 40 свиней и 10 овец.

Уже через месяц после начала эвакуации начались занятия. Семь эскадрилий школы разместились на аэродромах в радиусе 150 километров вокруг Чимкента. Эскадрилью Гаплевского разместили в Арыси. Курсанты вырыли себе землянки (поскольку жилья на всех не хватало), начали летать. Восстанавливали летные навыки, летая на У-2 и УТ-2, потом понемногу стали летать на УТИ-4 и И-16. Полёты шли с рассвета, заканчива-лись с наступлением темноты. Высокие тем¬пературы наружного воздуха, ветры, песчаная почва затрудняли подготовку лётчиков. Часто выходили из строя моторы, менялись цилиндры. Технический состав днём и ночью готовил самолёты к полётам.

В новой климатической зоне оказалось невозможным весь год эффективно готовить пилотов. Летом стояла жара, не хватало тяги двигателей. Даже ветерок подымал довольно густую пыль, из-за которой с воздуха не было видно аэродрома. Осенью и зимой постоянно менялось направление ветра, а большая часть аэродромов из-за рельефа местности не позволяла маневрировать направлением старта. В этих условиях лётный, технический и курсантский состав поистине боролся за выполнение учебных планов.

В конце 1941 года для изучения прибыли два новых истребителя - боевой ЛаГГ-3 (одноместный) и учебный Як-7В (двухместный). Прислали и инструкторов, владеющих новой техникой. Однако вскоре один из инструкторов поломал ЛаГГ-3 настолько серьезно, что полеты на нем стали невозможны. Остался один Як-7В. На нём курсанты, под непосредственным руководством инструктора из второй кабины, сделали по нескольку взлетов и посадок. Самостоятельно на Як-7В не летали.

К сентябрю 1942 года авиашкола перешла на новую организационно-штатную структуру. Из семи эскадрилий осталось пять. Сменился и руководящий состав. Начальником был назначен подполковник Г.Ф. Волошенко, военным комиссаром и начальником политического отдела – подполковник Жабрев. Работали в труднейших условиях нехватки топлива и запчастей. Прихо¬дилось сразу после полётов заниматься заготовкой «дров» из местной древесины – саксаула и бурьяна. По вечерам курсанты оказывали помощь местным жителям в уборке урожая, его отправке на фронт.

Только с декабря 1942 года в училище началось переучивание на самолеты Як-1. Сначала только теория, тактика, двигатели. Затем летная практика: воздушный бой, стрельбы по наземным и воздушным целям. Острая нехватка горючего приводила к тому, что полёты проводились редко, а курсанты изучали матчасть по техописаниям, а тактику боя по наставлениям. Боевая подготовка была минимальная - ко времени окончания училища у курсантов было по 15-20 часов налета на самолете Як-1.

Перевод на военное положение, эвакуация, строительство новой базы, отсутствие материальной части и бензина, выпуск в первую очередь наиболее подготовленных курсантов - все это сказалось на сроках подготовки. Федор Гаплевский окончил училище только в мае 1943 года, получив звание младшего лейтенанта.


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 22:47 | Сообщение # 4
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
После окончания авиационных училищ выпускники еще от двух до шести месяцев проводили в запасном авиационном полку. Федор Гаплевский попал в 16-й запасной истребительный авиационный полк (ЗАП), который базировался в городе Аткарск Саратовской области. Здесь молодому офицеру пришлось провести ещё несколько долгих месяцев. Горючего по-прежнему было мало, а потому летать приходилось редко, что позволяло в лучшем случае поддерживать имеющиеся навыки пилотирования, но никак не повышать своё мастерство.

Тем не менее, за три месяца проведенных в запасном авиационном полку, Гаплевский прошел так называемое боевое применение на истребителях Як-1: воздушный бой, стрельбы по наземным и воздушным целям, полеты по маршруту. В процессе обучения основное внимание уделялось отработке элементов боевого применения, стрельбам, свободным воздушным боям, как одиночным, так и в составе пары и звена, с учетом опыта боев.



Основная деятельность ЗАПа была направлена на восстановление боеспособности выводимых с фронта на доукомплектование частей, многие из которых были обескровлены. Из разговоров с прилетавшими фронтовиками молодые летчики знали, что немецкие пилоты имеют большой опыт и не прощают ошибок в бою. Ко всему прочему фронтовики не скрывали, что «мессершмиты» значительно превосходят «Яки» по скорости и навязывают им жестокие схватки на вертикалях, не ввязываясь в бои на виражах.

Понятно, что в этих условиях командиры выводимых на доукомплектование частей в первую очередь старались набирать пилотов уже имевших боевой опыт и прибывавших в 16-й ЗАП из госпиталей. На вчерашних курсантов, хотя и щеголявших в новеньких погонах, обращали внимание лишь в последнюю очередь, когда требовалось добирать части до полного штата. Но к концу лета поток «купцов» (так летчики называли офицеров с фронта) резко возрос. Наконец, в августе 1943 года, настала очередь Федора Гаплевского, и он получил назначение в 267-й истребительный авиаполк 236-й истребительной авиационной дивизии, летавший на истребителях Як-1.

Прикрепления: 5374525.jpg(28.5 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 23:09 | Сообщение # 5
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Боевое крещение младший лейтенант Гаплевский получил в Мелитопольской наступательной операции, затем участвовал в освобождении Кубани и Таманского полуострова.

Из "Исторического формуляра" 267-го истребительного авиаполка:

"... За период боевых действий с 12.02.1943 по 1.12.1943 г. полк произвел 3827 боевых самолетовылетов с налетом 3958 часов, проведено 183 воздушных боя в которых сбито 176 самолетов противника. Потери полка - 19 летчиков и 52 самолета.

... В период с 20 января по 20 апреля 1944 года, полк в составе 236-й авиадивизии выходит из действующей армии на переформирование по новому штату 015/364. 1 мая 1944 года полк в составе трех эскадрилий - 42 самолета марок Як-1 и Я-9 - в составе 236-й истребительной авиационной дивизии вошел в состав 17-й воздушной армии 3-го Украинского фронта. "

Командир 236-й истребительной авиационной дивизии полковник Василий Яковлевич Кудряшов



Командующий 17-й воздушной армией Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Владимир Александрович Судец




Прикрепления: 3160400.jpg(43.6 Kb) · 0942013.jpg(266.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 23:18 | Сообщение # 6
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
B середине апреля 1944 года войска 3-го Украинского фронта, развивая наступление, вышли на реку Днестр. Ко второй половине апреля советские войска захватили плацдарм в районе села Шерпены. Немецкое командование считало, что именно с Шерпенского плацдарма будет нанесён главный удар на Кишиневском направлении, что открывало советским войскам дорогу на Румынию и далее на Балканы. Чтобы ликвидировать плацдарм немецкое командование сформировало оперативную группу под командованием генерала танковых войск Отто фон Кнобельсдорфа в составе 3 пехотных, 1 парашютно-десантной и 3 танковых дивизий. В ночь на 10 мая немецкие войска предприняли контрнаступление, которое застало врасплох советские войска. В результате действий немецких войск площадь Шерпенского плацдарма была серьезно уменьшена, вплоть до узкой полоски по западному берегу реки Днестр, и советские войска понесли тяжелые потери.

Чтобы отвлечь немецкие войска от методичного уничтожения плацдарма в районе Шерпен, советское командование предприняло наступление на участке фронта в полосе от Григориополя до Дубоссар с целью захвата Кошницкого плацдарма. Днестр тут делает петлю не более двух километров. Этот клочок земли называли «мешок», «бутылка», «чертово дно». Позиции на восточном берегу Днестра, опираясь на укрепленные пункты в селах Кошница и Перерыта, занимали 17-я пехотная и 4-я горнострелковая дивизии вермахта.

Советское наступление началось утром 14 мая. После 30-минутной артподготовки 34-й стрелковый корпус  силами 203-й и 243-й стрелковых дивизий при поддержке 135-й танковой бригады прорвал оборону противника. Немцы с большим упорством защищали плацдарм. Потеря левобережного клочка земли несла угрозу для всей их группировки.

Несмотря на сопротивление, к 7 часам утра советские части вышли на рубеж Кошница-Перерыта-Дороцкое. Немцы организованно покинули восточный берег и заняли оборону на западном берегу. В результате советские войска заняли весь плацдарм и в т.ч. линию второй обороны немцев вдоль русла реки. Были разгромлены три батальона 91-го горнострелкового полка, 94-й запасной батальон и два разведэскадрона 4-й горнострелковой дивизии.



Однако, уже утром 15 мая гитлеровские войска начали операцию по возвращению плацдарма. 15-17 мая продолжались массированные налеты артиллерии и авиации. Поскольку западный берег Днестра существенно выше восточного, вся советская группировка, находившаяся на плацдарме, с трех сторон была под непрерывным артиллерийско-минометным огнем. Одновременно, две пехотные дивизии вермахта форсировали Днестр и, заняв старую линию обороны, перерезали горловину излучины («бутылки»), взяв в кольцо 243-ю и 203-ю стрелковые дивизии. Доставка боеприпасов окруженным советским частям и эвакуация раненых стала невозможной. Огневые налеты артиллерии становились все более ожесточенными. Боеприпасы закончились, осталось всего по 5-6 патронов на человека. Хлеба не было, солдаты ели конину и зелень. Потери росли с каждым днем. Командование корпуса приняло решение покинуть плацдарм, прорываясь на восток .

Получив донесение о ситуации, сложившейся на Кошницком плацдарме, где Люфтваффе ежедневно совершали более 300 самолето-вылетов, командование фронта решило положить конец тому, чтобы в небе над излучиной Днестра хозяйничали немцы, не давая советским войскам выйти из окружения. В числе других соединений 17-й воздушной армии, 236 ИАД также включилась в боевые действия над плацдармом.

Истребитель Як-1


Три дня подряд, с 17 по 20 мая 1944 года, «яки» дивизии группами по шесть-восемь машин прикрывали советские войска в районе Дубоссары-Григориополь-Шерпены. В каждую группу вводили трех-четырех молодых пилотов. Если не встречались истребители противника, «яки» штурмовали живую силу и технику на переднем крае.

К этому времени младший лейтенант Федор Гаплевский уже был достаточно опытным истребителем. Произвел 50 боевых вылетов, из них на прикрытие штурмовиков - 20 вылетов, на прикрытие наземных войск - 22 вылета. Участвовал в 7 воздушных боях.
Прикрепления: 9278960.jpg(191.9 Kb) · 5471489.jpg(62.5 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Воскресенье, 25.08.2013, 23:20 | Сообщение # 7
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Воздушные бои 267-го иап 20 мая 1944 года

20 мая 1944 года - oдин из самых напряженных боевых  дней в истории полка. В это день полк осуществлял прикрытие войск выходивших из окружения в районе сел Погребы, Делакэу, Спея, Перерыта. Из "Отчета боевой работы 267-го истребительного авиаполка за период 1 - 22 мая 1944 года":



14 ч.50 м. - 16 ч.05 м.

Группа из 8 истребителей (4 Як-1 и 4 Як-9Т, ведущий - лейтенант Качалов) прикрывал войск в районе сел Погребы, Дороцкое и Перерыта. В 15 часов 15 минут на высоте 2800 м летчики встретили группу фашистских самолетов в составе 12 ФВ-190 и Ме-109 и атаковали их в лоб. Младший лейтенант Овечкин атакой сбоку сзади сбил 1 ФВ-190. Младший лейтенант Гаплевский атакой сбоку сзади атаковал сразу два Ме-109, которые стремились атаковать сверху ведущего группы Качалова, и сблизившись до дистанции 150 метров сбил 1 Ме-109. При выходе из атаки 2 ФВ-190 атаковали Гаплевского и с первой атаки зажгли его самолет. Гаплевский выбросился на парашюте и благополучно вернулся в часть.

В 15 часов 25 минут на высоте 2600 м эта же группа встретила 20 ФВ-190 и Ме-109. В результате боя (7 советских "яков" против 20 "мессеров" и "фокеров"!) летенант Члочидзе сбил 1 Ме-109. Всего за вылет было сбито 2 Ме-109 и 1 ФВ-190, потерян 1 Як-1.



Подтверждение от наземных войск - штаба 64-го стрелкового корпуса



Истребитель Ме-109 (Messerschmitt Bf 109)



Истребитель-бомбардировщик ФВ-190 (Focke-Wulf Fw 190)



Прикрепления: 4521958.jpg(340.8 Kb) · 3626571.jpg(222.6 Kb) · 6975016.jpg(31.3 Kb) · 8782737.jpg(184.4 Kb) · 2882300.jpg(32.3 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 20:00 | Сообщение # 8
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Воздушные бои 267-го иап 20 мая 1944 года

Из "Отчета боевой работы 267-го истребительного авиаполка за период 1 - 22 мая 1944 года":

15 ч.30 м. - 16 ч.45 м.



Из воспоминаний лётчика-истребителя Николая Фёдоровича Исаенко «Вижу противника!»:

…С утра 20 мая я находился на выездном пункте управления 8-й Гвардейской армии генерал-полковника В. И. Чуйкова. Командир дивизии приказал мне руководить действиями истребителей, прикрывающих наши войска на Шерпенском плацдарме.

Примерно в полдень над нами появилась восьмёрка «Яков», которую вёл капитан Юрий Тихонович Антипов. Ведомой у него была младший лейтенант Мария Ивановна Кулькина. С ними летели ещё три пары. Антипов установил со мной связь. Сообщил, что видит приближающуюся к населённому пункту Кошница группу из 12 «Фоккеров», идёт в атаку.

Мы наблюдали, как «Яки» стремительно бросились на врага. «Фоккеры» не дотянули до позиций наших войск, торопливо сбрасывали бомбы куда попало. Задымил один, окутался пламенем другой, развалился в воздухе третий вражеский самолёт…

Выскочившие из облаков два Ме-109 рыскнули к самолёту Антипова. Я предупредил капитана о появлении врага. Меня услышал не только он. Услышала и Мария Кулькина. Не медля, не колеблясь, бросилась она на врагов, открыла огонь, и «Мессеры» тотчас отвернули, взмыли. Антипов был спасен. А в хвост истребителя Марии Кулькиной вышла новая пара «Мессеров», так же неожиданно выскочившая из облаков, как и первая.

Прикрыть Марию никто из лётчиков группы не мог: они только - только выходили из атаки на «Фоккеров», находились ниже «Мессеров», уступали им в скорости. И противник сделал своё чёрное дело: залпом из пушек и пулемётов ведущий Ме-109 поджёг машину Марии.

Самое горькое, что можно испытать на войне, это ощущение полной беспомощности, полной невозможности помочь попавшему в беду другу. До боли в пальцах стискивал я бесполезный микрофон. В моих наушниках слышался сначала тревожный, потом злой, потом отчаянный, повысившийся до крика голос Антипова:

- Маша, прыгай !.. Под тобой свои !.. Прыгай, Маша !

Но Мария его не слышала. Может, была тяжело ранена, может убита наповал: её самолет падал, совершенно неуправляемый. С ВПУ мы видели, как он врезался в землю…

Разыскать самолёт отважной лётчицы мы тогда не могли: он упал на территории, занимаемой врагом. Самолёт был обнаружен в долине Тамашлык и поднят с глубины в 12 метров лишь много лет спустя, в 1972 году. Нашли «Як» Марии «красные следопыты» Дубоссарского района. Прах Марии Ивановны Кулькиной захоронен на кургане Славы.

Долина Тамашлык решением исполкома Дубоссарского районного Совета народных депутатов переименована в Долину Марии. Именем Кулькиной названа одна из школ в городе Дубоссары и школа в городе Вольске, где училась Маша. Перед этой школой установлен бюст лётчицы. Глаза ее устремлены в небо — высокое, светлое, прекрасное небо Родины, за которую Маша отдала жизнь…

Мария Кулькина. Декабрь 1943 г.



Мария Кулькина с мужем, капитаном Антиповым



Читаю газетные строки
Смотрю в небосвод голубой
И вижу теперь уж далекий,
Воздушный стремительный бой.

Рвануло багровое пламя,
Отмеченный свастикой бок.
И над родными лугами
Снижаясь, дымил Ястребок.

Мы ждали, раскроется купол
Весь полк напряжённо молчал.
Безжалостно, резко и скупо
Над рощею взрыв прозвучал.

Бессмертьем любви и свободы
Горел небосвод голубой
И память моя через годы,
Тот бой уносила с собой.


Николай Ульянович Фёдоров, 267-й иап


Прикрепления: 6126449.jpg(126.0 Kb) · 1143139.jpg(51.8 Kb) · 4850881.jpg(73.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 20:20 | Сообщение # 9
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Воздушные бои 267-го иап 20 мая 1944 года

Третий, и последний в тот день бой, был успешным для летчиков 267-го иап. Из "Отчета боевой работы 267-го истребительного авиаполка за период 1 - 22 мая 1944 года":

16 ч.10 м. - 17 ч.40 м.





Всего, за 20 мая 1944 года летчики-истребители 17-й воздушной армии провели 15 воздушных боёв и сбили 28 немецких самолетов. Свои потери составили 7 летчиков (сколько было потеряно самолетов неизвестно, но судя по арxивным документам - не менее 10).
Прикрепления: 0397847.jpg(157.0 Kb) · 7930080.jpg(98.8 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 20:32 | Сообщение # 10
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
За мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях, за 50 боевых вылетов и лично сбитый самолет противника, младший лейтенант Федор Гаплевский был представлен командиром эскадрильи к награждению орденом Красное Знамя. Представление было поддержано командиром полка подполковником Аритовым и командиром 236 ИАД полковником Кудряшевым. Однако Военный Совет армии понизил награду и приказом 17-й воздушной армии № 023/н от 30 мая 1944 года младший лейтенант Гаплевский был награжден «солдатским» орденом Славы 3-й степени.







   
Прикрепления: 7412805.jpg(100.4 Kb) · 9958206.jpg(73.8 Kb) · 3547050.jpg(214.0 Kb) · 6482370.jpg(239.9 Kb) · 6577944.jpg(138.8 Kb) · 0162548.jpg(162.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 20:42 | Сообщение # 11
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Награждение младшего лейтенанта Гаплевского орденом Славы оказалось почти уникальным в маштабах 267-го ИАП. Согласно сводным данным о награждениях летного и технического состава полка, за период с ноября 1943 (когда был учрежден орден Славы) по май 1945 гг., всего два человека были награждены орденом Славы - младшие лейтенанты Гаплевский и Овечкин. Овечкин был награжден персональным приказом по дивизии - также за воздушный бой 20 мая 1944 года. Для него это был всего второй боевой вылет, тем не менее один немецкий самолет он сбил лично, а второй - помог сбить своему ведущему.

 

     

Интересно, что награды у Гаплевского (50 боевых вылетов, 8 воздушных боев, 1 сбитый самолет) и Овечкина (2 боевых вылета, 1 воздушный бой, 1 сбитый самолет) оказались одинаковыми. По воспоминаниям ветеранов, для награждения орденом Красного Знамени, при наличии одного сбитого самолета, было достаточно 30 боевых вылетов. Возможно, награда была понижена из-за того, что сам Гаплевский был сбит в бою ?
Прикрепления: 0073554.jpg(137.7 Kb) · 0807095.jpg(190.9 Kb) · 8923624.jpg(200.8 Kb) · 1893865.jpg(188.0 Kb) · 2968440.jpg(150.5 Kb) · 1374364.jpg(221.2 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 22:13 | Сообщение # 12
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
267-й иап в Львовской и Станиславской фронтовых наступательных операциях



Вскоре 236 ИАД перебросили на 1-й Украинский фронт, в состав 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского, а войска Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина длительное время управлялись на Днестре и шерпенском плацдарме без поддержки значительных воздушных сил. Они не позволили немцам снять с кишиневского направления ни одной дивизии, чем обеспечили в июне - августе успешные действия войск 2-го Украинского фронта на ясском направлении.

На базовом аэродроме командование дивизии встречал командир 8-го штурмового авиационного корпуса (ШАК) Герой Советского Союза генерал-лейтенант Владимир Варденович Нанейшвили, в подчинение которого поступала дивизия. Генерал познакомился со всеми летчиками, кратко объяснил предстоящие задачи. В частности, сообщил, что дивизия будет не только сопровождать штурмовиков, но и самостоятельно действовать по наземным целям, особенно по аэродромам противника, вести воздушную разведку и частью сил быть в готовности прикрывать сухопутные войска, наращивая усилия других истребительных соединений.
Перед началом Львовско-Сандомирской операции линия фронта проходила западнее Ковеля, Тернополя и Коломыи. Южные районы Польши (в том числе Силезский промышленный район) имели большое экономическое и стратегическое значение, поэтому немецкое командование стремилось удержать Западную Украину любыми силами и не допустить выход советских войск в Польшу на этом участке. Немецкое командование настойчиво укрепляло и совершенствовало свою оборону, создавало на этом участке три оборонительные полосы, из которых к началу операции им удалось полностью подготовить лишь две, образовавшие тактическую зону обороны.

Командование 1-го Украинского фронта фронта приняло решение нанести два удара: на львовском и рава-русском направлениях, что позволяло рассечь группу армий «Северная Украина», окружить и уничтожить её в районе Бродов.

13 июля 1944 года войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление на рава-русском и львовском направлениях. Артподготовка 13 июля оказалась мощной, удары бомбардировочной и штурмовой авиации обладали сокрушительной силой, огонь и маневр танковых соединений были ошеломляющими. Наступление на рава-русском направлении сразу же стало развиваться по плану; оказать упорное сопротивление советским войскам на этом направлении гитлеровцы не смогли.

Боевые действия 236 ИАД также начала 13 июля. Дивизии предстояло вылететь в полном составе для прикрытия двух авиационных дивизий и штурмового корпуса. Штурмовики наносили удар после бомбардировщиков, поэтому район целей был в огне, дыму и пыли. Даже на высоте 1000-1200 м чувствовался запах гари. Горизонтальная и вертикальная видимость ухудшилась. Лететь в боевых порядках было трудно. Все внимание экипажей штурмовиков было направлено на то, чтобы точно отбомбиться, а истребителей - отразить противника в воздухе.

Обеспечение штурмовиков осуществлялось истребителями путем непосредственного сопровождения до цели и обратно. Кроме того, выделялось несколько ударных групп, которые первыми перехватывали истребителей противника и вступали с ними в бой. Боевая задача была успешно выполнена. Противник понес большие потери.

Многообразие боевых задач требовало от командиров полков, эскадрилий и звеньев, а также от всего летного состава проявления инициативы и находчивости, применения разнообразных тактических приемов и способов действий, а также большого морального и физического напряжения. Летчики выполняли в день от трех до пяти боевых вылетов, которые часто сопровождались воздушными боями.

14 июля, 8-й ШАК и 236 ИАД были перенацелены для воздействия на войска противника на львовском направлении. Советским войскам не удалось сразу прорвать здесь вражескую оборону. Кроме того, гитлеровцы нанесли сильный ответный танковый удар из района Золочев - Зборов. Этот удар пришелся по 38-й армии генерала К. С. Москаленко. Завязались очень тяжелые бои. Помощь 38-й армии в отражении вражеского удара оказала авиация всех родов, в том числе и 267-й ИАП.

Авиация наносила удар по танкам противника и его живой силе севернее Заложцев. Местность, где находились танки и живая сила врага, заволокло плотной, долго не оседающей земляной завесой, вздыбленной разрывами бомб и снарядов. Высота бурой завесы достигала полукилометра. А вскоре на выручку 38-й армии подошла 3-я гвардейская танковая армия П. С. Рыбалко. Совместно с нею и частями 4-й танковой армии Д. Д. Лелюшенко 38-я армия 17 июля начала теснить врага.

После прорыва обороны противника на раварусском направлении и в ходе перелома на львовском направлении первостепенное значение стала приобретать воздушная разведка. Требовалось своевременно обнаруживать тщательно маскируемые, предназначаемые для контрударов вражеские танки, находить, а затем добивать не сдающиеся в плен группы офицеров и солдат из окруженных фашистских дивизий.

К 20 июля войска 3-й гвардейской танковой армии соединились в районе Деревляны с правой ударной группировкой фронта - 2-й кавдивизией и завершили окружение шести дивизий противника; 4-я танковая армия вышла на реку Западный Буг и захватила плацдарм в районе Добрачин; были освобождены Владимир-Волынский, Рава-Русская, Глиняны и Перемышляны. Начались бои за Львов. Засевшие во Львове гитлеровцы были обречены. Врагу предложили капитулировать, но он продолжал сопротивление.

Развивая успешно начатое наступление, войска 1-го Украинского фронта продолжали быстро продвигаться на запад. Позади остались Западный Буг, реки Сан и Гнилая Липа, были освобождены Львов, Станислав, Перемышль, Рудник, Лёжайск, Соколув и Радымно. 29 июля в районе Сандомира войска фронта с ходу форсировали Вислу, захватили на западном берегу плацдарм глубиной до двадцати пяти километров, а к 4 августа отбросили контратакующего противника от переправ в районе Баранува и освободили город Мелец.

В результате Львовско-Сандомирской операции советские войска разгромили группу армий «Северная Украина», освободили западные области Украины и юго-восточные районы Польши и захватили крупный плацдарм на западном берегу Вислы, с которого в последующем развернулось наступление на силезском направлении, в центральные районы Польши и к границе фашистской Германии.

За боевые подвиги во Львовско-Сандомирской операции многие летчики получили боевые награды, 236-й ИАД было присвоено наименование «Львовская».

Младший лейтенант Гаплевский принимал активное участие в Львовской и Станиславской операциях. В период с 13 по 27 июля 1944 года произвел 18 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков и прикрытие наземных войск.

Утром 6 августа 1944 года поступил приказ командира 236-й ИАД полковника Кудряшова о перебазировании на 3-й Украинский фронт. Дивизию возвращали в 17-ю воздушную армию генерал-лейтенанта Судца. 236-й ИАД предстояло участие в Ясско-Кишиневской операции.
Прикрепления: 2057628.jpg(254.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 22:24 | Сообщение # 13
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
267-й иап в Ясско-Кишиневской операции



По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования к осуществлению Ясско-Кишиневской операции привлекались войска 2-го и 3-го Украинских фронтов, Черноморский флот и Дунайская военная флотилия. В ходе операции советским войскам предстояло окружить и разгромить группу фашистских армий «Южная Украина», вывести из войны на стороне фашистской Германии королевскую Румынию.

Группа армий «Южная Украина» к августу 1944 года упорно удерживала так называемый ясско-кишиневский выступ, прикрывающий путь в глубь Румынии и далее на Балканы. Немецко-румынское командование создало здесь мощную глубоко эшелонированную оборону, состоявшую из трех оборонительных полос, увязанных с водными преградами и холмистой местностью. Группириовка насчитывала 47 пехотных и артиллерийских дивизий и 5 пехотных бригад. Наземные войска прикрывали соединения 4-го воздушного флота люфтваффе и румынский авиационный корпус. Сильные оборонительные обводы опоясывали многие города и другие населённые пункты Молдавии и восточной Румынии. Взломать такую оборону, окружить и разгромить столь сильного врага было очень непростым делом.

Советское командование считало, что румынские войска, которые были в основном расположены на флангах, менее боеспособны, чем немецкие. Поэтому было принято решение нанести главный удар по флангам на двух далеко отстоящих друг от друга участках. 2-й Украинский фронт наносил удар северо-западнее Ясс, 3-й Украинский фронт - южнее Бендер. Развивая наступление по сходящимся направлениям, фронты должны были окружить и уничтожить основные силы группы армий «Южная Украина», а затем быстро продвигаться вглубь Румынии. При этом необходимо было убедить противника, что основной удар предполагается нанести на тактически более выгодном кишинёвском направлении. Для этой цели были разработаны и осуществлены специальные меры оперативной маскировки и подготовка к Ясско-Кишиневской операции проходила в обстановке глубокой секретности. Даже летчики 236-й ИАД, непрерывно выполнявшие с 10 августа 1944 года разведывательные полеты, не могли определить, где будет нанесен решительный удар.

Планом операции 3-го Украинского фронта предусматривалось использование главных сил 17-й воздушной армии в первый и второй день для поддержки армий на участке прорыва обороны и обеспечения ввода в прорыв 4-го гвардейского и 7-го механизированных корпусов, которые получили задачу наступать в стремительном темпе, обходя узлы сопротивления противника, выйти к Пруту и Хуши, соединиться с войсками 2-го Украинского фронта и завершить окружение кишиневской группировки.

С летным составом была проведена тренировка по освоению района предстоящих боевых действий, изучению характера обороны противника, тактики действия его авиации. Силами двух штурмовых и истребительных авиационных дивизий были проведены авиационные учения над территорией противника в направлениях имитируемых фронтом ложных ударов. На полигонах, специально оборудованных трофейными танками, артиллерией, дзотами и даже паровозами и вагонами, авиационные части отрабатывали тактику действий и наиболее эффективные способы поражения целей.

Для поддержки наступающих войск и штурмовых ударов по войскам противника, в широких масштабах были задействованы значительные силы штурмовой авиации 17-й воздушной армии. Основной задачей 267-го ИАП на этом этапе было прикрытие "горбатых" (штурмовиков Ил-2). Кроме того, в стремительно меняющейся обстановке огромную ценность представляли свежие разведывательные данные, которые, как обычно в подобных случаях, всегда нужны срочно, а потому наиболее опытные лётчики часто отправлялись в немецкий тыл высматривать направление отхода немецких группировок, районы сосредоточения резервов, свободные пути для движения своих механизированных соединений.

Ясско-Кишинёвская операция началась рано утром 20 августа 1944 года с мощного артиллерийского наступления, первая часть которого заключалась в подавлении вражеской обороны перед атакой пехоты и танков, а вторая - в артиллерийском сопровождении атаки. В 7 часов 40 минут, советские войска, сопровождаемые двойным огневым валом, перешли в наступление с Кицканского плацдарма и из района западнее Ясс. Артиллерийский удар был настолько силён, что первая полоса немецкой обороны была полностью уничтожена. Наступление было подкреплено ударами штурмовой авиации по наиболее сильным опорным пунктам и огневым позициям артиллерии противника. Ударные группировки Второго Украинского фронта прорвали главную, а 27-я армия к середине дня - и вторую полосы обороны.

В полосе наступления 27-й армии в прорыв была введена 6-я танковая армия, и в рядах немецко-румынских войск, как признал командующий группой армий «Южная Украина» генерал Ганс Фриснер, «начался невероятный хаос». Ошеломленные советским наступлением, находившиеся в состоянии шока, утратившие связь и реальное представление о происходящем, отступающие немецко-фашистские войска  двигались навстречу друг другу: одни - из Лесного в направлении на Тарутино, другие - из Комрата, тоже в направлении на Тарутино. Легковые и грузовые автомашины, штабные автобусы, танки, бронетранспортеры с пехотой, конные упряжки, артиллерия, пехотинцы - все это в беспорядке текло где дорогами, а где по бездорожью, по полям и оврагам, в глубину мешка, который собиралось затянуть советское командование.

На второй день наступления ударная группировка 2-го Украинского фронта вела упорную борьбу за третью полосу на хребте Маре, а 7-я гвардейская армия и конно-механизированная группа - за Тыргу-Фрумос. К исходу 21 августа войска фронта расширили прорыв до 65 км по фронту и до 40 км в глубину и, преодолев все три оборонительные полосы, овладели городами Яссы и Тыргу-Фрумос, тем самым взяв два мощных укреплённых района за минимальный срок. 3-й Украинский фронт успешно продвигался на южном участке, на стыке 6-й немецкой и 3-й румынской армий.

К исходу второго дня операции войска 3-го Украинского фронта изолировали 6-ю немецкую армию от 3-й румынской, замкнув кольцо окружения 6-й немецкой армии у села Леушены. Её командующий бежал, бросив войска.

Командующий группой армий «Южная Украина» Фриснер, подробно проанализировав обстановку после первого дня наступления советских войск, понял, что сражение складывается не в пользу группы армий и принял решение отвести войска группы армий за Прут и, несмотря на отсутствие приказа Гитлера, довёл свой приказ до войск 21 августа. На следующий день, 22 августа, дал разрешение на отвод войск группы армий и Генеральный штаб, но было уже поздно. К тому времени ударные группировки советских фронтов уже перехватили основные пути отхода на запад. Немецкое командование проглядело возможность окружения своих войск в районе Кишинёва.

23 августа советские фронты вели бои с целью замкнуть кольцо окружения и продолжать продвижение на внешнем фронте. 18-й танковый корпус в тот же день вышел в район Хуши, 7-й механизированный корпус - к переправам через Прут в районе Леушен, а 4-й гвардейский механизированный корпус - к Леово. 46-я армия 3-го Украинского фронта оттеснила войска 3-й румынской армии к Чёрному морю, и она 24 августа прекратила сопротивление. В этот же день корабли дунайской военной флотилии высадили десант в Жебрияны - Вилково. Также 24 августа 5-я ударная армия под командованием генерала Н. Э. Берзарина заняла Кишинёв.

24 августа был завершён первый этап стратегической операции двух фронтов - прорыв обороны и окружение ясско-кишинёвской группировки немецко-румынских войск. К исходу дня советские войска продвинулись на 130-140 км. В окружении оказалось 18 дивизий. 24-26 августа Красная армия вошла в Леово, Кагул, Котовск. К 26 августа вся территория Молдавии была освобождена.

К исходу 27 августа окружённая восточнее Прута группировка перестала существовать. К 28 августа была уничтожена и та часть немецких войск, которой удалось переправиться на западный берег Прута с намерением пробиться к Карпатским перевалам.

Войска Второго Украинского фронта развивали успех в сторону Северной Трансильвании и на фокшанском направлении, 27 августа заняли Фокшаны и вышли на подступы к Плоешты и Бухаресту. Соединения 46-й армии Третьего Украинского фронта, наступая на юг по обоим берегам Дуная, отрезали пути отхода разбитым немецким войскам к Бухаресту. Черноморский флот и Дунайская военная флотилия содействовали наступлению войск, высаживали десанты, наносили удары морской авиацией. 28 августа были взяты города Брэила и Сулина, 29 августа - порт Констанца. В этот день была завершена ликвидация окруженных войск противника западнее реки Прут. На этом Ясско-Кишинёвская операция завершилась.
Прикрепления: 4287520.jpg(406.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 26.08.2013, 23:00 | Сообщение # 14
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Скоморохов Н. М., Бурляй Н. Н., Гучок В. М. и др. "17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены":

В небе Молдавии летчики 17-й воздушной армии вновь продемонстрировали высокое боевое мастерство, отвагу и беспредельную любовь к Советской Родине. Как и в небе Сталинграда и Украины, в первых рядах героев воздушных боев находились верные сыны партии Ленина. Своим мужеством и храбростью, своей готовностью пойти на самопожертвование во имя победы над гитлеровской Германией они увлекали всех летчиков, зажигая их сердца жаждой битвы.

Надежно прикрывали штурмовиков летчики 267-го истребительного авиационного полка. Особенно отличились старший лейтенант В. И. Качалов, лейтенанты Д. Д. Тормахов, О. П. Александровский, младший лейтенант Ф. П. Гаплевский и другие. Когда в воздухе не было фашистских самолетов, истребители снижались до бреющего полета и штурмовали войска и технику противника. Летчики, ведомые капитаном А. П. Поповым *, сожгли и повредили шесть вражеских автомашин.


* капитан Попов - командир 1-й эскадрильи полка, Федор Гаплевский был его ведомым.

Истребитель Як-9Т







К этому времени Федор Гаплевский летал на Як-9Т (танковом) - истребителе с мощной скорострельной пушкой калибра 37 мм, и кроме обычных задач истребителя выполнял и задачи по нанесению штурмовых ударов. Попадание одного снаряда в самолет противника приводило к его полному разрушению. А бронебойные снаряды легко пробивали броню немецких танков толщиной 30 мм на дистанции 500 м. В обычных условиях позиционного фронта с отлаженной немецкой системой ПВО выполнение подобных заданий всегда было чревато тяжёлыми потерями. Однако стремительное наступление войск Красной Армии привело к дезорганизации немецкой ПВО. В результате советская авиация практически постоянно висела в воздухе, громя наземные цели.

В августовских воздушных боях Гаплевский сбил один вражеский самолет из 33-х, которые были уничтожены летчиками 17-й воздушной армии в ходе Ясско-Кишиневской операции. За 64 боевых вылета, лично сбитый самолет ФВ-190, уничтожение 2 танков и 8 автомашин, в августе 1944 года Федор Гаплевский был награжден орденом Красное Знамя.



 



 

Прикрепления: 9697272.jpg(38.8 Kb) · 4092688.jpg(34.5 Kb) · 2446372.jpg(53.6 Kb) · 7409465.jpg(111.6 Kb) · 8926227.jpg(73.7 Kb) · 0297139.jpg(34.2 Kb) · 3300917.jpg(228.0 Kb) · 6391530.jpg(155.7 Kb) · 3711079.jpg(206.4 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Вторник, 27.08.2013, 23:43 | Сообщение # 15
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Боевой отчет 267-го истребительного авиаполка за июль 1944 года

     

Прикрепления: 0330345.jpg(374.7 Kb) · 0908148.jpg(339.8 Kb) · 6606578.jpg(310.2 Kb) · 3637351.jpg(225.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Вторник, 27.08.2013, 23:46 | Сообщение # 16
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Боевой отчет 267-го истребительного авиаполка за август 1944 года

   

Прикрепления: 3638758.jpg(281.1 Kb) · 5491784.jpg(327.7 Kb) · 8883026.jpg(309.8 Kb) · 4902562.jpg(245.7 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:02 | Сообщение # 17
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Под звездами балканскими

В сентябре 1944 Красная Армия вышла к границам Югославии. Hа болгарско-югославской границе в районе Видина были сосредоточены войска 3-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина, совершившие форсированный марш через болгарскую территорию, а южнее, до стыка границ Болгарии, Югославии и Греции, были развёрнуты 1-я, 2-я и 4-я болгарские армии, находившиеся в оперативном подчинении 3-го Украинского фронта. С югославской территории содействие наступающим войскам были готовы оказать соединения Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ).

21 сентября 1944 года командующий НОАЮ Иосип Броз-Тито прибыл на советском самолете в Румынию, а оттуда вылетел в Москву, где встретился со Сталиным. В ходе советско-югославских переговоров было заключено соглашение о вступлении Красной Армии на территорию Югославии.

Для авиационной поддержки боевых действий НОАЮ и в целях подготовки авиационных кадров для ВВС Югославии, приказом Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза Сталина и по просьбе верховного Главнокомандующего НОА Югославии маршала Иосипа Броз-Тито была сформирована авиационная группа под командованием генерал-майора авиации Андрея Никифоровича Витрука в составе двух авиационных дивизий - 10-й гвардейской штурмовой и 236-й истребительной. Авиационная группа была подчинена Верховному командованию Югославской Армии.

Командир авиационной группы Герой Советского Союза генерал-майор авиации Андрей Никифорович Витрук



С раннего утра 17 октября 1944 года 236-я ИАД приступила к перебазированию с болгарских аэродромов в Югославию на аэродром «Бела Црква». Перелет на югославскую территорию совершался по-эскадрильно с одновременным выполнением боевых задач по прикрытию с воздуха советских и югославских частей на белградском направлении. Сложность задачи по подготовке югославских пилотов состояла в том, что эта учеба проводилась не в тыловых учебных полках, обеспеченных материальной базой

Задача подготовки и обучения авиационных кадров усложнялась еще и тем, что большинство югославских пилотов и техников не знали русский язык, не были знакомы с советской техникой, имели разный уровень летной подготовки, а большая часть пилотов никогда не летала на скоростных истребителях типа Як. Начали с того, что организовали центры по обучению – один для подготовки летного состава, а другой – для технического состава, которыми руководили советские офицеры. Центром по переподготовке летного состава руководил заместитель командира дивизии Аритов, а инструкторами-пилотами были: Амельченко, Коровкин, Мадяев, Черкашин, Савченко, Качалов и Корзун. Во главе центра по переподготовке техсостава стоял старший инженер 236-й ИАД инженер-майор Роман Харитонович Толстой.

Югославские пилоты-истребители сначала летали на самолетах ПО-2, потом на УТ-2 и, наконец, на ЯК-1 и ЯК-9. Обучение продолжалось 35 дней. После того, как югославские пилоты за очень короткое время достаточно хорошо овладели техникой пилотирования и основами боевого применения самолетов ЯК-1 и ЯК-9, начались совместные полеты на боевые задания. Курсанты распределялись в эскадрильи сначала как сопровождающие советских летчиков, а затем они получали и выполняли самостоятельные боевые задания прямо на фронте. И уже довольно скоро на боевые задания вылетали целые группы югославских пилотов. Таким методом, прямо на фронте совершалось непрерывное обучение пилотов военной авиации Югославии.

За 4 месяца авиагруппа Витрука обучила 140 югославских пилотов-истребителей и 145 штурмовиков на самолетах ПО-2 и ИЛ-2, из них 30 человек были подготовлены как наставники пилотажа, затем подготовлено 400 человек инженерно-технического состава и 2100 человек различных специальностей по обслуживанию авиации.

20 октября 1944 года советские войска совместно с войсками Народно-освободительной армии Югославии освободили столицу Югославии - Белград от немецко-фашистских захватчиков. В числе отличившихся в белградской освободительной операции были названы и летчики гвардии генерал-майора авиации Витрука.

В декабре 1944 года были сформированы две югославские авиадивизии – 11-я истребительная (111, 112 и 113 авиаполки) и 42-я штурмовая (421, 422 и 423 авиаполки), которые обслуживала 9-я авиационная база.



К концу 1944 года, НОАЮ окончательно освободила от оккупантов территории Сербии, Македонии, Черногории, частично - Боснии и Герцеговины. Значительно были расширены свободные районы в Хорватии, Словении.

Наступил новый, 1945-й год. Советская Армия на многие сотни километров отбросила от своих рубежей гитлеровскую нечисть. Войска 3-го Украинского фронта, форсировав Дунай, прорвали оборону противника севернее реки Драва и продолжали продвигаться на запад по землям Венгрии и Югославии. Наступление войск непрерывно поддерживалось авиационной группой генерала Витрука. Ежедневно, когда позволяли погодные условия, летчики поднимались на истребителях, бомбардировщиках и штурмовиках в воздух и отважно выполняли боевые задания командования. Используя паузы между боями, командиры и инженеры полков контролировали, проверяли ход подготовки югославских авиаторов. С февраля 1945 года югославские авиационные части постепенно включались в самостоятельные боевые действия.

Боевую работу советской авиации под руководством генерала Витрука достойно оценило югославское руководство. 29 января 1945 года генерал-майор авиации Андрей Никифорович Витрук по решению Президиума Антифашистского вече народного освобождения Югославии был награжден орденом Народного Героя - высшей наградой Югославии.

22 февраля, накануне Дня Красной Армии и Военно-Морского Флота, в Белграде состоялось торжественное собрание. Югославское командование радовали высокие результаты подготовки летного и технического состава для рождающихся ВВС страны. После торжественного доклада состоялось вручение югославских наград, которыми командование Народно-освободительной армии Югославии отметило подвиг войнов авиационной группы А. Н. Витрука.

В числе первых маршал Броз-Тито вручил орден Партизанская звезда первой степени генералу А. Н. Витруку, начальнику политотдела полковнику П. И. Петрову и командиру 236-й истребительной авиадивизии полковнику В. Я. Кудряшову.

Затем состоялся большой прием в честь воинов Красной Армии. И первый тост был поднят в честь Красной Армии, ее бесстрашных воинов, в честь Героя Советского Союза и Народного Героя Югославии А. Н. Витрука. На следующий день, 23 февраля 1945 года, югославская газета «Борба» писала: «Мы глубоко уверены, что участие Красной Армии в войне против фашизма явилось основным условием, которое обеспечило нашу борьбу за национальное освобождение. Участие Красной Армии в борьбе против Германии и Италии обусловило наше народное восстание. Без этого участия не возможно представить нашу партизанскую войну. Без борьбы Советского Союза и его Красной Армии против фашистских поработителей наше восстание было бы заранее обречено на поражение...»

И снова потянулись боевые дни, недели. Весна сорок пятого на Балканах выдалась необычно ранней. Обильные дожди часто выводили из строя грунтовые аэродромы. Витрук руководил и вводом в строй взлетных дорожек, и отправкой в бой полков штурмовиков и истребителей, следил за работой инструкторов и проведением тренировочных полетов с югославскими летчиками.

Наступление советских войск развивалось успешно. Каждый день, когда позволяла погода, советские и югославские летчики поднимались на истребителях, бомбардировщиках и штурмовиках в воздух и смело выполняли боевые задания югославского командования.

В апреле летчики авиагруппы сделали 1093 боевых самолето-вылета. За первую декаду мая было совершено еще более 200 самолето-вылетов на штурмовку живой силы, техники и коммуникаций врага. Генеральный штаб Югославской армии высоко оценил боевые действия авиагруппы генерала Витрука. В частности, было отмечено: «В операциях 1, 2 и 3-й наземных армий в общем решительном наступлении ЮА в начале апреля 1945 г. авиагруппа своими успешными и эффективными действиями помогла быстрому и успешному прорыву обороны противника»

Война близилась к завершению. Каждый день сводки Совинформбюро называли все новые города и населенные пункты Германии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Югославии, из которых огненной метлой были выметены гитлеровцы.

День победы 9 мая 1945 года 267-й истребительный авиаполк как и все полки авиагруппы Витрука вместе с югославскими товарищами встретили в Словении и в еще не прекратившихся боях. Продолжавшие сопротивление остатки немецких войск группы армий «Е» стремились вырваться из сжимавшегося вокруг них фронта окружения и сдаться в плен английским войскам, но были окружены на территории Словении и Австрии. Боевые действия полка по их ликвидации продолжались по 15 мая.

Всего за шесть месяцев авиационная группа А. Н. Витрука подготовила около четырех тысяч авиационных специалистов, командование группы помогло югославам сформировать управление авиационного корпуса. Было восстановлено 14 и построено 24 аэродрома.

В приветственной телеграмме от правительства и министерства народной обороны Югославии говорилось:

«Своей героической боевой работой Вы воодушевляли наши наземные части на подвиги, что ежедневно отмечали командующие наземными армиями и давали высокую оценку боевой работе летчиков над полем боя. Одновременно с ведением интенсивной боевой работы нами подготовлено 3 истребительных, 3 штурмовых авиационных полка и один район авиационного базирования.

Особое признание и благодарность заслуживают работники штаба авиационной группы со своим командиром генералом Витруком, вложившим большой труд, умение и опыт в дело создания югославских ВВС.

Наш народ сохранит вечную память о воздушных героях, которые отдали свою жизнь в борьбе за свободу и независимость нашей страны»

Еще в феврале 1945 года между СССР и Югославией было заключено соглашение о перевооружении ВВС техникой советского производства. В дар югославскому народу были переданы около 250 боевых самолетов, парк по обслуживанию техники, специальные и транспортные машины, радиостанции, заправщики топлива и другая аэродромная техника.

Гвардейцы авиационной группы во главе с генералом Витруком на транспортных самолетах вернулись на Родину.
Прикрепления: 4990991.jpg(167.6 Kb) · 7350854.jpg(197.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:13 | Сообщение # 18
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Из "Исторического формуляра" 267-го истребительного авиаполка:

"... В период с ноября 1944 г. по 15 мая 1945 г. личный состав полка, одновременно с выполнением боевых заданий, занимался обучением личного состава 113-го ИАП ВВС Югославской Армии на самолетах Як-1 и Як-9. Успешно справившись с этой задачей, 16 мая 1945 года передал всю матчасть в количестве 24 самолетов Як-1 и Як-9 113 ИАП ВВС Югославской Армии."

 



Прикрепления: 8458369.jpg(104.9 Kb) · 5661616.jpg(69.8 Kb) · 6189357.jpg(111.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:17 | Сообщение # 19
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Из "Исторического формуляра" 267-го истребительного авиаполка:

"... За период боевых действий с 1.05.1944 по 9.05.1945 г. полк произвел 2652 боевых самолетовылетов с налетом 2538 часов, проведено 22 воздушных боя в которых сбито 29 самолетов противника. Потери полка - 16 летчиков и 15 самолетов."

Награды и отличия полка



Участие полка в походах и боях



Дислокация полка 1944 - 1945






Прикрепления: 9580941.jpg(154.1 Kb) · 2716084.jpg(147.1 Kb) · 7467611.jpg(234.6 Kb) · 6047732.jpg(203.6 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Вторник, 03.09.2013, 07:01 | Сообщение # 20
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
В мирном небе



В марте 1945 года Гаплевскому было присвоено очередное воинское звание "лейтенант" и после окончания войны он продолжил службу с родной дивизии. В  1945 году 236 ИАД была передана в состав Закавказского Военного Округа на боевое дежурство по охране южной воздушной границы СССР. 236 ИАП разместился в городе Ленинакан Армянской ССР.

Из "Исторического формуляра" 267-го истребительного авиаполка:

"... В период с 23 сентября по 29 сентября 1945 года полк получил новую материальную часть - 40 самолетов Як-3 с Тбилисского завода № 31. В январе 1946 года полк перешел на новую штатную структуру 4-х эскадрильного состава (№ 15/546). За период с 30 сентября 1945 года по 9 мая 1946 года полк произвел 1635 полетов с налетом 534 часов.

9 мая 1946 года полк сдал 36 самолетов Як-3 на разборочную базу, а на вооружение получил самолеты Р-39 "Аэрокобра" и начал переучиваться на новую материальную часть, имея на лицо 56 летчиков и 220 человек технического состава. По программе переучивания, до 23 июня 1946 года, полк произвел 942 полета с налетом 252 часа. Всего было переучено 43 летчика.

В период с 23 июня 1946 года по 15 марта 1947 года личный состав занимался учебно-боевой и политической подготовкой. За этот период полк произвел 5221 полетов, с налетом 1390 часов. Самостоятельно вылетело 44 летчика. Самостоятельно вылетело ночью 15 летчиков.

С 15 по 31 марта 1947 года, согласно директивы Генерального штаба Вооружённых Сил СССР № орг/470219 от 20 февраля 1947 года, полк был расформирован. Самолеты в количестве 33 штук были переданы в 25 ИАП 236 ИАД, личный состав был откомандирован на укомплектование различных частей 236 ИАД..."


C марта 1947 года Гаплевский продолжал службу в 168 ГИАП 236 ИАД. В 1949 году в его службе произошел крутой поворот - перевод в Дальневосточный Военный Округ на должность старшего летчика 307-го истребительного ордена Красной Звезды авиационного полка 29-й истребительной Амурской авиационной дивизии. Служил на острове Итуруп (Курильские острова) и острове Сахалин. Летал на "ленд-лизовских" самолетах «Кингкобра» Р-63, которые состояли на вооружении полка до 1951 года, затем - на реактивных истребителях МИГ-15.



В марте 1950 года Гаплевскому было присвоено очередное воинское звание "старший лейтенант", в 1951 году был назначен на должность командира звена. За 20 лет службы в Советский Армии по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 21.08.1953 был награжден орденом Красной Звезды (орден за выслугу  получил "досрочно" - т.к. на острове Сахалин год службы считался за полтора, а на Курилах - год за два).

В 1955 году Гаплевский был переведен в Прикарпатский Военный Округ, на должность командира звена 168-го истребительного ордена Суворова авиационного полка 131-й истребительной Новгородской Краснознамённой авиационной дивизии 57-й воздушной армии. Полк нес боевое дежурство на аэродроме Жовтнево под городом Владимир-Волынский и занимался войсковыми испытаниями истребителей семейства МИГ, тесно взаимодействуя с НИИ ВВС и НИИ ЭРАТ (НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники). Летал на истребителях МИГ-15, затем МИГ-19.



Взлетно-посадочная полоса на аэродроме Жовтнево была сделана из железных полос и летать на МИГ-19 с "железки" было небезопасно. При взлете на форсаже вырывало из сцепления железные полосы, что могло привести к аварии. В связи с этим в 1956 году полк перелетел на аэродром Староконстантинов.

В 1957 году, в звании капитана, Гаплевский был уволен в запас.
Прикрепления: 3713261.jpg(127.0 Kb) · 7077303.jpeg(93.3 Kb) · 5278176.jpeg(147.3 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Вторник, 03.09.2013, 07:02 | Сообщение # 21
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Гаплевский Фёдор Павлович



xxx

Учетная карточка

xxx


Прикрепления: 4076955.jpg(288.5 Kb) · 9140803.jpg(324.8 Kb) · 2885970.jpeg(125.5 Kb) · 4233578.jpg(565.8 Kb) · 6138003.jpg(498.1 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
LiopaДата: Вторник, 03.09.2013, 12:41 | Сообщение # 22
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
С июня 1944 по март 1945 года 267-м истребительным авиаполком командовал Герой Советского Союза подполковник Щиров Сергей Сергеевич. Под командованием Щирова 267-й иап был награжден орденом Красного Знамени и получил почетное наименование "Нижнеднестровский".

Щиров Сергей Сергеевич на фронтах Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. С мая 1941 - август 1941 – летчик 87 иап 16 сад, ВВС Юго-Западного фронта. С 20 сентября 1941 года по 12 марта 1942 летчик,  командир звена 10-го иап, ВВС Калининского фронта. С июня 1942 года по декабрь 1942 - 518-й иап 236-й иад, Кавказский фронт - заместитель командира эскадрильи, командир эскадрильи. С декабря 1942 участвует в боях в должности инструктора по технике пилотирования 236-й иад,  Северо-Кавказский (1-го и 2-о формирования) фронт, Закавказский фронт, Южный фронт, 1-й Украинский фронт.





Весной 44-го Щиров, как один из самых опытных летчиков-истребителей, имевших боевой опыт полетов ночью в горной местности, по спецзаданию Правительства СССР участвовал в операции по прикрытию ЛИ-2, на котором эвакуировали из окружения командующего Югославской Народной армии маршала Иосифа Броз Тито и его штаб с Динарского нагорья Югославии.

С июня 1944 года (в 28 лет) командир 267-го иап, 236-я иад, 2-й, 3-й Украинский фронт, с октября 1944 в составе авиагруппы генерал-майора Витрука.С марта 1945 года командир 117-го гиап, 236-я иад, авиагруппа генерал-майора Витрука. Активно участвовал  в становлении истребительной авиации ВВС Республики Югославия, обучал летать югославских летчиков-истребителей и водил их в бой. Участник Парада Победы в июне 1945 года.



После Победы командир 117-го гиап , г. Ленинакан (Гюмри) Армянской ССР. С 1947 года служил в лётной инспекции Управления боевой подготовки истребительной авиации ВВС СА, был начальником одной из групп инспекции ВВС. В начале 1949 года переведен в резерв ВВС и получает назначение на должность начальника Ташкентского аэроклуба ДОССАФ.

Всего за годы войны подполковник Щиров совершил 348 боевых вылетов, в 70 воздушных боях сбил (официально) лично 17 и в группе 4 самолётов врага. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками капитану Щирову Сергею Сергеевичу присвоено (с 3-го представления) звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 587). В июне 1945 г. был представлен к званию дважды Героя Советского Союза.

 

в 1950 году Щиров был лишен звания Героя и всех наград. Об этой, довольно темной истории, в которой, по одной из версий, были замешаны его жена-красавица и любвеобильный шеф советской госбезопасности Берия, написано много, самая подробная информация по ссылке:

http://sandar.ucoz.ru/forum/7-45-1



Арестован 09.04.1949, приговорен постановлением ОС МГБ СССР от 12.11.1949 к 25 г. ИТЛ ("измена Родине"). Указом Президиума ВС СССР от 26.12.1950 лишен звания Героя Советского Союза и всех наград. В заключении в Особлаге № 6 (Речлаг, Воркута), вторично приговорен 14.09.1951 ВТ войск МГБ Коми АССР к 25 г. ИТЛ ("создание повстанческой антисовестской организации"), этапирован в Особлаг № 1 (Минлаг, Инта). По сфальсифицированному обвинению вновь приговорен 17.02.1954 (ст. 162-д, в УК РСФСР - кража) к 5 г. ИТЛ. В тот же день (17.02.1954) дело пересмотрено ВК ВС СССР и приговор изменен - мера наказания снижена до 5 лет с освобождением из-под стражи и снятием с него судимости в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27.03.1953 "Об амнистии". Освобожден 05.03.1954, реабилитирован. Умер 07.04.1956 в Казанской психиатрической больнице. Звание Героя возвращено в 1989.
Прикрепления: 5140830.jpg(80.8 Kb) · 8941872.jpg(152.9 Kb) · 2060864.jpg(161.4 Kb) · 4085120.jpg(266.3 Kb) · 6127260.jpg(306.3 Kb) · 9783644.jpg(27.5 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
VovaДата: Воскресенье, 22.03.2015, 09:22 | Сообщение # 23
Участник
Сообщений: 2
Статус: Offline
Доброго здоровья! Прошу помочь с любой информацией о моём дедушке Ланцове Василии Дмитриевиче 1914-го г.р.. С октября месяца 1944го года он стал начальником ПАРМ-1 267-го иап. Любое упоминание о нём будет большой удачей. 
Благодарю!
 
LiopaДата: Воскресенье, 22.03.2015, 09:34 | Сообщение # 24
Администратор
Сообщений: 557
Статус: Offline
Добрый день!

Ланцов Василий Дмитриевич, родился 26 февраля 1914 года. Член ВЛКСМ с 1932 года, член ВКП(б) с 1942 года. В 1933 году окончил Казанский педагогический техникум. В 1935 году по специальному набору ЦК ВЛКСМ поступил в  Вольское авиационно-техническое училище, которое окончил в 1938 году с оценкой "хорошо" и с присвоением воинского звания воентехник 2 ранга.

С 6 ноября 1938 года проходил службу в должности младшего авиатехника 12-го истребительного авиаполка Киевского особого военного округа, с 19 июня 1939 года - старший техник звена того же авиаполка. Принимал участие в «Освободительном походе Красной Армии» в Западную Украину и в Бессарабию в сентябре 1939 года. 28 октября 1940 года Ланцов был назначен на должность ответственного сектераря комсомольского бюро 12-го истребительного авиаполка. Перед войной полк дислоцировался на аэродроме Станислав (ныне Ивано-Франковской области).



Фото 1938 года

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года в составе Юго-Западного фронта. Полк участвовал в приграничных сражениях и в Киевской операции (с 7 июля 1941 года по 26 сентября 1941 года). Первая известная воздушная победа полка в Отечественной войне одержана 22 июня 1941 года: младший лейтенант Бутелин Л. Г., пилотируя И-153, в воздушном бою в р-не аэродрома Боушев таранным ударом сбил немецкий бомбардировщик Ju-88.В октябре 1941 года полк был выведен в тыл в Закавказский военный округ (г. Ростов-на-Дону, затем г. Кировобад АзССР) на доукомплектование и переучивание на истребители ЛаГГ-3.

12-й истребительный авиационный полк в составе ВВС 51-й армии 26 декабря 1941 года был переименован в 486-й истребительный авиационный полк. 29 декабря 1941 года Ланцову было присвоено звание воентехника 1 ранга, 27 апреля 1942 года - звание старшего техника-лейтенанта.

В составе 486-го авиаполка, в должности авиационного механика звена (с 14 марта 1942 г.), Ланцов воевал до конца марта 1943 года. Боевой путь полка за этот период:



С 30 марта 1943 года старший техник-лейтенант Ланцов - слушатель подготовительного курса Военно-воздушной академии им. Жуковского. С 4 мая 1944 года - техник звена 2-го запасного авиаполка Московского военного округа. С 4 июня 1944 года - начальник ПАРМ-1 166-й передвижной авиационной ремонтной базы, сначала в Кировограде, а с 7 августа 1944 года и до конца войны - в составе 236-й авиадивизии. Боевой путь Ланцова с этого времени подробно описан в наградном листе на орден Красной Звезды:

 

После войны Ланцов служил в должности авиационного техника 834-й ПАРБ и 289-й АРБ на станции Обь Западно-Сибирского военного округа. С июня 1948 года - старший инструктор практического обучения эксплуатационного цикла 1-й Вольской военной авиационной школы авиамехаников. В 1949 году присвоено звание капитана технической службы. С 1951 года - старший офицер учебного отдела 1-го Вольского военного авиционного технического  училища. В 1952 году присвоено звание майора, в 1957 году - подполковника технической службы. В отставке - с марта 1962 года.

Награжден орденом Красной Звезды (1945 г.), медалями "За освобождение Белграда" (1945 г.), "За победу над Германией" (1945 г.) "За боевые заслуги" (за 10 лет выслуги, 1946 г.), орденом Красной Звезды (за 15 лет выслуги, 1950 г.), орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги, 1956 г.).



Фото 50-х годов

Прикрепления: 6724261.jpg(349.5 Kb) · 6573239.jpg(254.6 Kb) · 4871225.jpg(91.8 Kb) · 2212455.jpg(180.3 Kb) · 6721130.jpg(106.0 Kb) · 8818012.jpg(92.8 Kb)


Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, сам сделал шаг к бессмертию.
 
Форум «Награды Великой Отечественной» » Военно-исторические исследования » 1944 год » Летчик-истребитель 267-го истребительного авиаполка (Младший лейтенант Гаплевский Фёдор Павлович)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Создать бесплатный сайт с uCoz